Alice Liddell

Любезный цербер
690426245
Deadpool

Красавчик в спандексе
401490665

Lydia Martin

Рыжая бестия
411654411
Stiles Stilinski

Герой с битой
640172515


Приходи и играй. Никаких анкет и ограничений, только желание написать свою историю за любимого героя ;)



Best of the Best



CROSSTWINE: Extension

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSTWINE: Extension » - обитель зла » Under the Big Top


Under the Big Top

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i.imgur.com/m7ehji8.gif

Место действия: Бэйкон-Хиллс
Время: август

Фандом: Teen Wolf
Участники: Stiles Stilinski,
Alice Liddell (AU),
Evelyn Johnson (AU)

Описание:
В Бэйкон-Хиллс под конец лета приезжает цирк. Прошел слух, что тамошний глотатель огня не фокусник, а реально глотает настоящий огонь. Так почему бы не совместить приятное с полезным - ведь Стайлз так жаждет посмотреть представление - и не сходить под этот красочный шатер?
Возможно, потому что Элис не любит цирки вообще и клоунов в частности.
Возможно, потому что клоуны и правда убивают.

Согласие на участие ГМ: согласны.

+2

2

[AVA]http://savepic.su/6140461.gif[/AVA]
Клянусь тебе своим дражайшим ДжиПи, в этом цирке творится какая-то хрень.

Стайлза упорно грызло за бока чувственное ощущение дежавю, когда он, крепко держа за руку Алису, тащил её в расписной шатёр на вечернее представление. Алиса упиралась чуть ли не ногами, — благо, только эмоционально и с ярким словцом, но без рукоприкладства, хотя Стайлз и чувствовал, что ещё пара минут — и она либо упрётся в асфальт каблуками, войдёт в землю по щиколотку и наотрез откажется куда-нибудь идти, либо просто побьёт его чем-нибудь из своего арсенала, а потом бросит умирать в луже собственной крови где-нибудь под кустиком.

На самом деле, Алиса в представлении Стайлза была не такой кровожадной тираншей. Нет, вовсе нет. Лидделл, — новенькая в их выпускном классе, — была очень умной и рассудительной барышней, в чём крайне импонировала Стайлзу, который не любил глупых и заносчивых засранцев, но вовсю потакал красивой и неимоверно справедливой девушке.

Поэтому, когда беда явилась, откуда не ждали, — из чёртового, мать его, цирка! — Стайлз из всех своих друзей в спутники себе выбрал именно Алису.

Совсем недавно, пару дней назад, до Лидии дошли слухи, что в цирковом выступлении числится глотатель огня. Да не простой фокусник, а самый настоящий, волк его дери, глотатель, с повышенной, судя по всему, регенерацией, раз ни разу не обжёг глотку и не умер от ожогов. Стайлза такая новость очень насторожила, и пускать Лидию в цирк он отказался наотрез: опасно же!

Но Лидия была так сильно уверена в том, что этот чёртов глотатель как-то связан с Пэрришем (возможно, даже является с ним одной расы), что Стайлз, поколебавшись, согласился сходить и проверить. Но Лидии строго-настрого велел сидеть дома и ждать звонка, в то время как сам, закупив билеты на представление, героически пошёл упрашивать кого-нибудь (кого-нибудь определённого!) с ним пойти.

Кандидатура Скотта отпала практически сразу: Лидия, испытывавшая смутное чувство беспокойства, попросила ничего ему не говорить, пока не выяснятся детали, ибо Маккол, как известно, готов был броситься грудью на любой выпирающий штык, даже если этот штык не представлял ровным счётом никакой опасности.
Лиама отмёл уже сам Стайлз. Причём больше из моральных принципов: возможно, ему казалось, что если мальчик приглашает куда-то мальчика, — то тут попахивает... ну... педиками. Стайлз никогда не был гомофобом, но и педиком себя тоже не считал (хотя ему очень нравилось это слово), поэтому Лидии своё решение объяснил тем, что Лиам молод и горяч, а ещё зелен, как весенняя трава, и что Стайлзу очень не хочется в один момент ощутить, как острые зубы внезапно озверевшего Данбара впиваются в его горло.
Кира, как и Малия, тоже не подходили. За первую Стайлз просто боялся, поскольку был в курсе, что она очень плохо владеет как своей внутренней лисой, так и своей, хм, внешней катаной. Кира и так постоянно огребает! Нет, она определённо останется дома. А Малия... если быть честным, Стайлз её просто боялся. Совсем недавно они расстались, и у Стилински не было ровным счётом никого желания оставаться со своей бывшей девушкой наедине. Он прекрасно знал и помнил, что Малия предложила остаться друзьями, и они ими взаправду остались, но всё же... в общем, было что-то не то. Стайлз не знал, что, но и разбираться не спешил.

Оставалась Алиса. На самом деле, она была самой подходящей кандидатурой из всех, и Стайлз даже обрадовался, что у него наконец-то появится ещё один повод встретиться с ней и просто побыть вместе. Нет, нет и нет: Стайлз вовсе не пытался ухаживать за Алисой (оставь эти глупые шуточки при себе, Скотт! и прекрати подмигивать, похоже больше на нервный тик), просто Лидделл очень нравилась ему, как человек, а знал он о ней всё равно лишь малую толику. А перспектива остаться вдвоём — это самый прекрасный способ узнать друг друга получше! К тому же, где познаётся друг? О, да.

Ну пожалуйста, Алиса, — ныл Стайлз, то и дело оборачиваясь на хмурую Лиддел, — мы только посмотрим и уйдём. Я тебе слово даю. И клятву на ДжиПи. Это даже круче, чем клятва на крови, я свой джип никому не доверяю, а тут! — уговоры на Алису действовали из рук вон плохо, хотя тот факт, что до цирка оставалось всего пятьдесят метров, уже радовал, — А если что-нибудь случится, то я тебя спасу. Я, правда, биту не взял, потому что с ней нас бы не пропустили, но у меня есть перцовый баллончик, который я стащил из вещдоков в участке, — остановившись, Стайлз отпустил руку Алисы и вытащил упомянутый баллон из кармана, гордо демонстрируя, и сразу же убрал обратно, — ну давай же. Серьёзно, что такого в цирковом выступлении? Чего ты боишься? Все дикие звери там будут выступать за сеткой, огонь у глотателя контролируемый, а гимнасты, думаю, не станут на нас нападать по вполне объективной причине: мы им неинтересны. А ещё это не сборище серийных убийц под видом весёлых актёров. Серьёзно. О-о-о, ну нет, всё! — снова схватив Алису за руку, пока та не успела опомниться и убежать, Стайлз с упёртостью горного барана потащил её на вход.

Изнутри цирк казался даже больше, чем снаружи. Всюду яркие фонари, конфетти, шарики, игрушки, мыльные пузыри, на стенде — два пуделя, с которыми можно сфотографироваться, люди в потрясающих костюмах. Всё такое разноцветное, пёстрое и радостное! Стайлз даже почувствовал себя ребёнком. Ну, то есть, совсем-совсем ребёнком. Он вспомнил, как ему однажды удалось уговорить отца сходить на представление цирка, приехавшего из Аргентины. Всё было хорошо, папе даже понравилось представление, но потом... викунья, с которой Стайлз захотел сфотографироваться, укусила шерифа за воротник, а потом ещё и плюнула ему на рубашку... в общем, с тех пор Адам наотрез отказывался ходить с сыном в цирк.

Стайлз не очень расстраивался, на самом деле.

Среди разномастной толпы он углядел у дальней сцены настоящую ламу — ближайшего родственника викуньи, к слову — и резво потащил Алису через гурьбу народа, ловко лавируя между людьми и не забывая защищать свою спутницу от внезапностей вроде идущего на высоченных ходулях Пьеро.

Это же ла-ама! — восторженно взвыл он, чуть ли не заглушая музыку из колонок. — Алиса, я тебя умоляю! — Стайлз сунул в руки Лидделл свой айфон и молниеносно оказался около флегматично жующего животного, обнял его за шею и выгнул два пальца в жесте пис, — щёлкни, ну щёлкни, пожалуйста! Я отправлю её отцу, — дождавшись, когда Алиса сдастся и сделает пару кадров, Стайлз просиял, как начищенный медяк, сунул в руки хозяину ламы несколько купюр, выхватил у Алисы телефон и снова потащил её куда-то, набегу отправляя фотографию отцу.

Вот, вот он, нам нужен этот вход, — весело сообщил он, утягивая Алису в партер, — недешевые билеты, кстати. Я решил, что если мы вдруг ничего не обнаружим сверхъестественного, то хотя бы с удовольствием представление посмотрим. Что скажешь? — и, не дожидаясь ответа Алисы, как и обычно Стайлз заворожённо уткнулся в сцену, разглядывая её жадным взглядом.

+4

3

[AVA]http://i.imgur.com/0iBsghL.jpg[/AVA]Обычно с фраз "В этом городе/доме/школе/цирке/и-других-странных-местах-близ-нас творится что-то не то" начинается большинство фильмов ужасов, не так ли? И все еще может пойти так, пока не звучит "Мы только посмотрим и уйдём". Но стоит этому повиснуть в воздухе - все, через какое-то время ждите кровавого экшена с маньяками/зомби/неупокоенными призраками/злыми духами/вампирами/оборотнями, по-всякому расправляющимися с группой близких друг другу людей.
И Элис все это знает абсолютно точно, ибо она обожает смотреть и читать ужасы. Что особенно занятно - судя по рассказам ее новых друзей (да и по самим им, собственно - разнообразные оборотни, банши, бывшее вместилище злобного японского духа) в Бэйкон Хиллс "на экране" возможно появление любого из антагонистов экшена.
И что же делает Элис, когда Стайлз, бросаясь этими ключевыми фразами, тащит ее в приехавший в их городок цирк? Огрызается и ерничает - но идет! По началу она честно пыталась объяснить свои опасения и отговорить от этой затеи, но Стайлз гнул свое "Это же просто актеры", "Люди просто так на еду зарабатывают" и другие "просто".
Ладно бы это был бы какой-то зловещий дом, или старая школа, или заброшенная шахта, или бывшая психиатрическая больница...обожемой да что угодно это могло быть - и Элис шла бы туда с гораздо большей охотой, чем в это место.
Цирк. Девушка не жаловала всю эту яркую мишуру под куполом, аттракционы-разводы, укротителей, почти с фанатизмом гоняющих по арене несчастных животных разных калибров, акробатов, разводящих зрителей на замирания сердец и дыханий каждым очередным невероятным кульбитом в воздухе, шоу уродцев, над которыми толи смеяться, толи ужасаться, толи плакать над их судьбами, факиров и фокусников, играющих с огнем и жизнями своих ассистенток в процессе каждого распиливания, истерически веселящихся клоунов...
Особенно клоунов.
И Лидделл не обязательно было читать "Оно", или статьи про разнообразных серийных убийц, среди которых были и использовавшие личины клоунов, или городские легенды с участием цветных париков и клоунских носов, или смотреть множество слешеров с клоунами-убийцами, чтобы совершенно обоснованно, без всяких там параной, опасаться этих...личностей. Ведь сколько людей пропадает в городках, пока там идут выступления цирковой труппы, которая потом уезжает дальше по запланированному туру, а люди если и находятся, то уже в виде остывших трупов, иногда даже разобранных.
Так что ни клятвы Стайлза на его любимом джипе, ни его перцовый баллончик Элис ни разу не успокаивали.
Она никак не ожидала, что за сообщением "Элис, нужна твоя помощь! Через десять минут заеду за тобой" ТАКОГО. Когда уже в машине парень рассказал, куда они едут - она чуть не вышла прямо на ходу. Затем - чуть не выкинула из машины самого водителя. Мысленно она это точно сделала. Пару раз.
Хотя, конечно, сама виновата. Надо было сразу спросить КАКОГО ЧЕРТА, а не, бросив прохождение игры и собравшись в рекордные сроки, через десять минут уже выходить из подъезда и садиться в джип Стилински и только тогда уже спрашивать, что случилось, - вздохнула про себя Лидделл, лавируя в разномастной толпе посетителей и участников этого балагана следом за не выпускающим ее руку Стайлзом. Все такое пестрое, вычурное, шумное и такое...чересчур. Свет фонарей бьёт по глазам, конфетти так и норовит в них залететь, то и дело лопающиеся шарики и хлопушки оглушают и заставляют вздрагивать, а вон тех пуделей в дурацких костюмчиках эти две дошкольницы сейчас передушат от радости прямо перед камерой. Куда только их родители смотрят...
Когда они тормознули перед флегматично взирающей на окружающих ламой, и в руках девушки оказался телефон парня, а сам он...победно, по-другому и не скажешь, обнимал животное, как лучшего друга - первой мыслью было сорваться с места в сторону выхода. Стайлз бы точно рванут следом за своим текающим телефоном, и может она бы успела добежать до джипа, забраться под него и отказаться вылезать, пока парень не пообещает, что они прямо сейчас уедут...
Элис здесь не нравилось. Очень. Да в заброшенной психушке, которая когда-то была госпиталем для чумных больных, а до этого еще и тюрьмой, атмосфера была здоровее и спокойнее, чем здесь. Но, глядя на довольного до жути, улыбающегося Стайлза, она только слабовато улыбнулась - зрелище все-таки было презабавное - и, наведя объектив, сделала несколько снимков.
Держать в узде свои страхи она научилась уже давно. Но она же оказалась права в тех своих опасениях. А вдруг окажется права и сейчас? Пусть и маловероятно, и не хотелось бы, а все-таки?..
Но Стайлз все же был непрошибаемым оптимистом в этом плане. Либо восторженным пофигистом. Тут показания расходились.
...да и с переездом он очень помог...и одного его оставлять в этом месте как-то...и помочь с выяснением личности этого глотателя огня местного нужно...и билеты, вон, недешевые, - толи успокаивала, толи уговаривала себя девушка, мысленно передразнивая Стайлза и усаживаясь на место рядом с ним.
- Скажу, что не удивлюсь, если все это добром не кончится, - вздохнула она, тоже устремляя взгляд настороженных зеленых глаз на сцену, периодически оглядывая стремительно заполняющийся зрителями зал.
________________________
Одежда/С собой: черные шорты, бледно-фиолетовая майка и свободная темно-фиолетовая кофта сверху, постоянно сползающая с одного плеча, черные туфли на небольшом устойчивом каблуке; волосы распущены, только часть прядей отведены от лица и заколоты неведимками где-то ближе к затылку, на шее висит серебряная цепочка с серебряным же кулоном в виде омеги, на левом запястье часики; за плечами маленький черный рюкзачок с телефоном, кошельком, документами, ключами от квартиры, зеркальцем, пилочкой для ногтей, бальзамом для губ, парой шпилек, жвачкой, зарядкой для телефона, плеером и наушниками.

+4

4

[NIC]Scruffy[/NIC][STA]The Clown[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7295104.gif[/AVA]
Я был хорошим, добрым… Я любил людей, хотел быть с ним, показывать им фокусы, видеть их смех. Смех – это лучшая музыка, которую не напишет ни один композитор. А детский смех, чистый и непорочный, проникал в глубину души, пробуждая в ней феерию красок. Пробуждал счастье, но чувствовал я его только на сцене.
Реальность жестока к наивным. Я был большим ребёнком, и меня ненавидели. Прогоняли, оскорбляли. Я видел их презрение, и сейчас я к ним чувствую тоже самое. Жалкие создания, так забавно кричащие, когда их начинаешь резать. Вдыхаешь божественный запах крови, и так и хочется попробовать. И смеёшься уже на их страданиями, вырезая им сердце, медленно орудуя скальпелем, лишь бы продлить их страдания. А мольбы о пощаде только ещё больше пробуждают желание избавить мир от ещё одной твари.  А кто я? Я – Бог! Я могу сравнить себя с ним, потому что я владею чужими жизнями, я владею их сердцами.
Слизываю кровь с ещё недавно бьющегося органа и закрываю глаза от удовольствия. Божественно!
Руки в крови, на полу растеклась тёмно-красная лужа, и подступала к ботинкам, но я словно этого не замечал. Я любовался новым трофеем, что держал на ладони, а в кресле распластался труп. Его лицо так и осталось скорченное от боли, будто он всё ещё испытывал её, а в груди зияла дыра. Там, где находился жизненно важный орган больше ничего не было. Почему он не улыбается? Я избавил его от страданий. Он больше ничего не чувствует, и не испытывает боли от потерянной любви. Он должен быть счастлив!
Я рисую ему улыбку кровью. Так смотрится лучше. Теперь я вижу счастливого человека, отправившегося в лучший мир. Интересно, как выглядит рай? Или ад? Он не сможет мне дать ответа, а я должен отправится в свой рай. Маленький, наполненный людьми, новыми сердцами, которые я бережно сохраню. Они могут мне доверить своё сердце, как я доверял когда-то своё, и я отнесусь к ним более бережно, чем они к моему.

Представление должно вот-вот начаться. Я знаю это, но не тороплюсь; моё выступление ещё не скоро. Мамаша сунула мне в руки малыша лет трёх, желая сделать его снимок с клоуном. Симпатичный, милый, невинный, его сердце непорочно, чисто… хотел бы я получить его в свою коллекцию.
Достаю цветные шары и жонглирую одной рукой, другой поддерживая малыша, и слышу его смех и попытку поймать один из шаров. Он ударяет мне по руке и шары катятся, и я опускаю малыша и собираю их, ведя себя неловко, тем самым смеша народ. Они смеются, и я делаю вид, что меня расстраивает их смех, зная, что придёт моё время и тогда я услышу их стоны, мольбы о пощаде, но я не прислушаюсь. И я позволяю им надрывать животы от хохота, допуская всё больше оплошностей, разыгрывая маленькое представление перед толпой. 
Спотыкаюсь, падаю и оказываюсь перед тем самым малышом. Протягиваю ему один из шаров, предлагая взять, не произношу ни слова. Он берёт, а я поднимаюсь, отряхиваюсь и ухожу, услышав первые звоночки того, что представление началось.
Прохожу в шатёр, а там уже все готовятся: акробаты, гимнасты, дрессировщики со своими питомцами… Встречаюсь глазами с тигром и смотрю на него несколько секунд. Я не чувствовал страха перед ним. Он в клетке, кружит по ней, уверен, мечтая сделать из меня десерт, а я только усмехаюсь и прохожу дальше.
Слышу восторженные возгласы из зала, и подхожу к занавесу, приоткрывая его. Зал полный, и я не могу сказать, что мне это не нравится. Где-то там моя очередная жертва. Да, не все вернуться сегодня домой. Я хочу пополнить свою коллекцию. Прошла неделя с последнего приобретения, и мне уже не терпится взять в руки новое сердце: ещё горячее, со свежей кровью, только остановившееся.
Один из тех, на кого люди приходят посмотреть, глотатель огня. Уверен, это всего лишь фокус, но он никому не раскрывает своих секретов. Почти ни с кем никогда не разговаривает, одинокий. Мы с ним похожи, но я не могу его посвятить его в свои тайны, и не думаю, что хочу знать его. Разве что вскрыть ему грудную клетку и посмотреть, что у него внутри. Наверное, всё обожжено огнём; неудивительно, если органы давно превратились в пепел.
Я знаю всю программу, поэтому вскоре отхожу от занавеса, сажусь на свободный стул и жду, когда наступит мой выход. Я не пытаюсь вспомнить, что я должен делать, или репетировать, как это делают другие. Сижу, опустив голову, достав один шар, и просто кручу его в руке. Выпал красный, а доставал наугад.
Закончил выступление фокусник. Взволнованный, держит в руках кролика, норовившего сбежать, а мне так и хочется ему помочь, и я роняю шар под ноги фокуснику. Тот не падает, удержав равновесие, но кролик оказывает на полу и бежит, сломя голову, ища укрытие. Фокусник срывается на меня, а я виновато втягиваю голову в плечи, едва не плача. Обхватываю голову руками, будто ожидая удара, но тот махнул рукой, сочтя, что я не стою того, чтобы он распалялся, а я ещё некоторое время сижу и всхлипываю. Грим подпортился, и ко мне подходит симпатичная гримёрша. Эта добрая девушка всегда разговаривала со мной как с ребёнком, и сейчас успокаивала меня. Она мне нравилась, и, наверное, поэтому она всё ещё жива.
Она остаётся со мной до самого моего выхода, а затем я снова смешу народ. Самое сложное, слыша заразительный смех, не рассмеяться самому, но давно научился этому. Я вырос в цирке, на сцене, с детства тренируя себя. Мой отец был тоже клоуном, и всё, что я умею, научил меня он. Нет, не всё, многому я научился уже сам. Ни отца, ни мать уже не в живых. Удивит ли кого-то, если я скажу, что их сердца были первыми в моей коллекции. Почему? Потому что они меня не понимали. Как и каждый из этих людей меня не поймёт.
Представление длится три часа, и я после своего номера ухожу к себе. Мне нужно подправить маску, чтобы никто не увидел моего настоящего лица.
Беру с собой нож, пряча его под одежду, и возвращаюсь в шатёр. Люди уже выходят, собираясь уходить, и мне надо успеть выбрать жертву и увести её. В этом деле спешка лишнее, но я иду быстро, и на очередном повороте почти нос к носу сталкиваюсь с парой подростков, но успеваю отскочить назад, словно испугавшись. Как они прошли за сцену? Их здесь не должно быть! Но с другой стороны….
- Вы кого-то ищете? – спрашиваю и отмечаю, что мой поиск закончился. Я нашёл то, что искал, даже в двойном экземпляре. Сегодня мне повезло! Но мне нужно и дальше разыгрывать спектакль перед ними, пока они полностью не окажутся в моей власти. – Вам нельзя здесь находится, но если вы мне скажите, кто вам нужен, я могу помочь вам. Только тссс, - прикладываю палец к губам и осматриваюсь, - посторонним сюда нельзя.

+3

5

[AVA]http://savepic.su/6140461.gif[/AVA]
В предвкушении захватывающего и напряженного перформанса Стайлз лихорадочно метался взглядом по зрителям, выхватывая отдельные лица, и разглядывал сосредоточенные физиономии работников и скакавшего туда-сюда конферансье, который почему-то не сидел за кулисами, а крайне активно участвовал в подготовке арены. Стайлз аккуратно пихнул Алису локтем в бок:

Смотри, как напрягается дяденька, — и хмыкнул, наблюдая, как конферансье в очередной раз остановился, достал из внутреннего кармана пиджака белый платочек и нервно вытер капли пота со лба, — ух, нервничает! — Стайлз сверкнул глазами в полутьме.

Телефон завибрировал в кармане, и Стилински завозился на своём месте, несколько раз случайно задев своими конечностями сначала Алису, а потом сидящего по другую руку толстенького мужичонку, быстро уплетавшего сладкую вату.

Проститеизвинитевиноватяслучайно, — спустя полминуты ёрзания Стайлз наконец достал смартфон и резко поморщился от яркого света, вдарившего по глазам.

Возня и лёгкое органоприкладство того стоили — пришла sms от отца, гласившая: «Ну ты и засранец!» Стайлз крайне самодовольно улыбнулся, быстро настрочил в ответ несколько смайликов и засунул телефон обратно в карман как раз за мгновение до того, как свет в зале окончательно погас, и яркий луч осветил вставшего посреди арены конферансье.

Дамы и господа! — важно провозгласил мужик. — Мы рады приветствовать Вас...

Стайлз тут же потерял интерес к дядьке и снова воззрился на зрителей, с интересом рассматривая каждого и запоминая. Ну, так, на всякий случай. Вдруг пригодится?

Интересно, — задумчиво зашептал он себе под нос, — а клоуны на выступлении будут? Стайлз любит клоунов. Клоуны весёлые, и над ними можно смеяться без зазрения совести. Алиса, как ты думаешь, будут клоуны? А много? А может, они ещё и трюки будут показывать? А вдруг... — Стайлз оборвал словесный поток, потому что сосед слева крайне неоднозначно пихнул его в плечо массивным кулачьём. Толстый чувак внушал уважение и страх, поэтому Стайлз понятливо покивал, выпучив глаза, и сел ровно, словно по струнке, боясь сделать лишнее движение.

А под куполом уже танцевала, извиваясь, как змей, воздушная гимнастка. Длинные ноги, длинные руки, стройное тело — на третьем или четвёртом пируэте Стайлз перестал различать сплетение конечностей артистки и надулся: такие выступления он не любил с самого детства, потому что они быстро ему надоедали.
Гимнастку сменили акробаты, акробатов — дрессировщики с неподражаемо виртуозными и радостными пуделями, а после них... актёров было много, выступлений — тоже, Стайлз уже перестал обращать внимание на детали, как будто и вовсе забыл, зачем они с Алисой вообще сюда пришли. Он втянулся в представление и теперь уже просто сидел, заворожённо наблюдая за выступлениями.

В антракте он снова утащил Алису в гущу толпы. Стайлз крепко держал её за руку; официально — чтобы не потерять её в пёстрой разномастной толкучке, формально — чтобы она не сбежала, оставив его одного. Стайлз не был уверен, что Алиса вообще может так поступить, но перестраховаться не мешало. Ну и, в конце концов, держа её за руку, он старался поддержать её и не дать забыть, что она под защитой храброго героя, который защитит её от любых красноносых опасностей.

Эй, Алис, — крикнул Стайлз, пытаясь перекричать галдящий народ, — смотри! Тут сахарная вата! Хочешь сахарной ваты? — не дожидаясь ответа Лидделл (и не равняясь на него, впрочем), Стайлз сунул руку в карман брюк, вытащил несколько купюр и протянул их продавцу, — Одну, пожалуйста.

Получив желаемое, Стайлз дёрнул Алису ближе к себе и вытащил её из толпы на свободный «островок» с аккуратными пуфиками. Здесь было гораздо тише, чем у входа, и Стилински порадовался своей внезапной идее.

Вата, — напомнил он строго и сунул злополучный розовый комок сахара чуть ли не под нос Алисе. — После антракта будет глотатель, если верить брошюрке... да, Стайлз украл брошюрку, — Стайлз помахал разноцветным буклетом в воздухе, — потом выступление с ламами и ещё кем-то, потом... потом... мммм, да... о, а ещё фокусник! Будет фокусник! Любишь фокусы, Алис? — Стайлз с довольным видом прихватил зубами вату и оторвал смачный кусок, жадно зажёвывая его и облизывая губы. — И всё, потом можем идти домой. То есть, вообще-то, мы можем идти домой сразу после выступления глотателя огня, но мы же не только за этим сюда пришли, да? Мне будет жалко потраченных денег, так что предлагаю досидеть до конца представления. Правильно я рассуждаю?

С помощью Алисы или без Стайлз успел прикончить сахарную вату ещё до начала второго блока, так что когда прозвенел контрольный звонок, ребята уже сидели на своих местах.

Глотатель огня оказался крайне подозрительной личностью. Практически до самого конца он казался Стайлзу обычным человеком; однако, когда этот укротитель пламени случайно обжёгся огненным пои, а потом поспешил одёрнуть рукав, чтобы спрятать место ожега от любопытных глаз, Стайлз нахмурился и недовольно заурчал.

Даже не знаю, хорошо это или плохо, — поделился он на ухо Алисе, — Лучше бы он был обычным мужиком-трудоголиком, не имеющим ничего общего с нашим Пэрришем.

Остальные выступления Стайлз досматривал уже без былого энтузиазма. Однако, когда после фокусника на арену вышел клоун, Стилински заметно оживился, но снова сник к завершению.

Весёлый мужик, — прокомментировал он, сползший со своего кресла чуть ниже, — я был бы не против взять у него пару уроков жонглирования мячиками. Никогда не умел. Дерек как-то обещал нам со Скоттом, что в какой-то момент не выдержит, оторвёт нам головы и будет ими жонглировать, но от слов к делу так и не перешёл. Не то чтобы мне хотелось... — Стайлз продолжал бурчать тихо и почти неразборчиво до конца всех выступлений. Мужик слева, который сначала постоянно пихал его в бок и иногда подпинывал носком кроссовка, уже перестал обращать внимания, да и Алиса, наверное, пыталась абстрагироваться теперь не только от выступления клоуна, но и от Стайлза. Бедняжка.

Как только конферансье объявил об окончании перформанса, Стайлз вскочил с места, подхватил Алису под руку и быстро вытащил на улицу.

Думал, умру, — честно признался он, отпустив руку Лидделл и озираясь по сторонам, — ты как? Не хочу тебя расстраивать, но сейчас мы пойдём совершать великий подвиг во имя прекрасной Лидии Мартин. Нужно пробраться за кулисы и... ну, поговорить с этим чуваком. Не думаю, что он захочет с нами разговаривать, но попытка не пытка, да?

Выражение лица Алисы, казалось, обещало долгие и мучительные пытки в сырой камере на нескольких метрах под землёй. Стайлз доброжелательно улыбнулся и указал рукой куда-то в сторону, а, дождавшись, когда Алиса отведёт взгляд, снова (снова!) «галантно» подхватил её под локоть и потащил в закулисье, лавируя между выходящими людьми.

Не боись, — попытался он успокоить одноклассницу, — за парой поворотов нас ждёт Роско, если кто-нибудь решится напасть на нас и разорвать в клочья — просто добежим до Роско и быстренько уедем отсюда. Я завезу тебя домой. Честное слово. Веришь? — Стайлз попытался улыбнуться Алисе как можно более дружелюбно, чтобы поддержать.

..именно поэтому он слегка отвлёкся и на одном из поворотов чуть не влетел с размаху в какого-то клоуна.

То есть, серьёзно, это был самый настоящий клоун. Стайлз очень любил называть «клоуном» любого человека, который ему не нравился, но этот конкретный чувак был самым всамделишным красноносым шутом.

Вы кого-то ищете? — любезно поинтересовался клоун, и Стайлз крайне подозрительно покосился на него, непринуждённо сделав шаг назад и утянув за собой Алису, в которую почему-то вцепился мёртвой хваткой. — Вам нельзя здесь находиться, но если вы мне скажете, кто вам нужен, я могу помочь вам, — «а себе ты помочь не хочешь, дядя? ты клоуном работаешь!», — Только тссс, посторонним сюда нельзя.

Стайлз молча пялился на клоуна из-под нахмуренных бровей, размышляя, а потом просиял и радостно ответил:

Было бы круто! Серьёзно, дьюд, ты очень нас выручишь, если проведёшь к одному из ваших актёров. Хотим взять автограф у глотателя огня. Подсобишь?

Получив утвердительный ответ, Стайлз, продолжая улыбаться, как дебил, тихо зашептал Алисе сквозь сомкнутые в оскале зубы, как только клоун отвернулся:

Пиздец. Такой стрёмный, издалека он казался мне куда более симпатичным. Но зато теперь не будем плутать и терять время. Давай, давай, пошли, — и, стараясь не реагировать на чёрную ауру, расползавшуюся вокруг Лидделл, Стайлз шагнул следом за клоуном.

+2

6

[AVA]http://i.imgur.com/0iBsghL.jpg[/AVA] За представлением она наблюдала внимательно, но довольно равнодушно. Уж точно без восторгов, переполнявших зрителей и, время от времени, Стайлза. Его ерзанья Лидделл тоже не беспокоили. Она смирилась и приняла беспокойную натуру своего нового друга ещё тогда, в автобусе при их знакомстве. 
Перерыв воодушевил ее немного больше возможностью размяться, но тоже без особого фанатизма. Элис прекрасно видела попытки парня ее приободрить, которые у нее в какой-то момент четко проассоциировались с подношениями строптивому, но могущественному божеству, лишь бы хоть как-то умолить его гнев, дабы оно не покинуло охотника во время опасного путешествия...
...Как обычно ярко представив себе эту картинку, девушка чуть улыбнулась и, покачав головой на эти образы в своей голове, оперативно откинула волосы за спину, чтобы они не попали в ярко-розовый неровный шар сладкой ваты, оказавшийся у нее под носом. Продолжая посмеиваться про себя, она милостиво приняла этот "дар", отщипывая кусочек сахарного облака и отправляя его в рот. Благо Стилински ей помогал, иначе она бы и до конца представления не умяла бы сладость.
Еще она сразу отмела маломальскую надежду на то, что в этом цирке нет так желаемых Стайлзом клоунов. Они есть в каждом цирке (и в этом тоже, судя по программке, что парень спер, похоже у своего нервного соседа), поэтому единственная надежда была только на то, что когда они пойдут за кулисы (а она не сомневалась в этом ни на секунду), эти самые клоуны им не попадутся. Хотя скорее наоборот - надежда была, что они этим клоунам не попадутся.
Выступление глотателя огня было именно тем, ради чего они сюда притащились, и заслужило внимательной заинтересованности девушки. Она тоже заметила, как тот спрятал обожженную руку, но это действительно вызывало только больше вопросов и сомнений, был ли он "обычным мужиком-трудоголиком", на что уповал Стилински. Из дальнейших выступлений Элис оценила только фокусника, а точнее белого кролика, которого тот вытащил из своего цилиндра. Фоном прошла мысль,что этому ушастому очень пошел бы маленький камзольчик. А потом на сцену вышел тот самый заявленный в программке клоун, и девушка со всем старанием удержалась от желания поморщиться. Ну не любила она этих разрисованных бедолаг, своей деланной дурашливостью пытающихся рассмешить публику. Пирог, пойманный лицом, или падение на банановый кожуре - это совсем не то, над чем Элис могла смеяться.
Поэтому оказаться, наконец, на улице она была действительно рада, даже не смотря на ожидание той-самой-фразы. Но вот Стайлз "сообщает" о предстоящем им "подвиге во имя", и девушка ну уже никак не в состоянии удержать укоризненный взгляд, пусть и со смирением даёт взять себя за руку и повести "дальше в лес".
 - Не боись, за парой поворотов нас ждёт Роско, если кто-нибудь решится напасть на нас и разорвать в клочья — просто добежим до Роско и быстренько уедем отсюда. Я завезу тебя домой. Честное слово. Веришь?
Ободрение все-таки явно было не его коньком, и будь Элис более робкого и трепетного десятка - дала бы сейчас стрекоча к упомянотому джипу, предварительно отобрав у Стайлза ключи от него. Но парню все-таки нереально повезло с напарницей для авантюр... Что тот, кажется, уже успел оценить и теперь безбожно пользовался открывшимися возможностями.
- Не особо, - почти прошипела Лидделл, - но мысль о твоем джипе "за парой поворотов" все-таки хоть как-то греет в отличие от... - "всего остального" должно было закончить предложение, но именно в этот момент поверх поворачивающего Стайлза, сейчас обернувшегося через плечо к ней, она увидела клоуна, выходящего им на встречу из-за этого самого поворота. Это заставило ее оборвать шепот и остановиться, как и парня, собственно, спустя мгновение остановило то, что он практически врезался в актера.
Еще не смытый грим, явные морщины под ним, красные из-за этого же грима и яркого света софитов (она искренне надеялась, что от этого, а не почему-то еще) глаза, ярко-красный парик (если парик), красный клоунский нос... В общем вблизи он выглядел ещё более настоящим и опасным, чем из зрительского зала.
Стайлз, толи подумавший, что его спутница сейчас реально даст дёру к джипу, толи ещё почему, сжал ее руку почти до боли. Но Лидделл не была бы собой, если бы запаниковала, поэтому то самое желание развернуться и убежать она оперативно решила воплотить, воспользовавшись тем предлогом, что они "немного заплутали, но уже уходят". Она уже вцепилась в Стайлза в ответ, готовая тянуть его за собой подальше отсюда, и почти открыла рот, чтобы высказать эту светлую мысль, как парень таки пришел в себя, с кретинской улыбкой выражая согласие и признательность, если этот клоун проведёт их к глотателю. Элис на это только как-то безнадёжно выдохнула, не вполне уверенная, сдержав ли при этом короткий жалобный стон, что так четко пронесся в ее мыслях.
— Пиздец. Такой стрёмный, издалека он казался мне куда более симпатичным.
- Да что ты говоришь, - едва ли не прорычала девушка, опасаясь поднимать голос и еле удерживая себя от хорошего пинка Стиниски. Хотя и того, и другого хотелось безумно - наорать и накостылять, чтобы срочно перестал дурить. Плохое предчувствие сейчас отметало всякие бредни про доброту людей. Тем более клоунов.
...и где-то фоном Элис пыталась понять, что ее удивляет больше: наивность Стайлза или сила её плохого предчувствия, которое грозило вот-вот перевалить за отметку "Крайне хреновое'. И так как последнее стремительно перевешивало, она, не отставая от парня и не выпуская его руку (а заодно и подозрительно услужливого клоуна из поля зрения), быстро скинула лямку рюкзака с одного плеча и выудила из него телефон.
________________________
Одежда/С собой: черные шорты, бледно-фиолетовая майка и свободная темно-фиолетовая кофта сверху, постоянно сползающая с одного плеча, черные туфли на небольшом устойчивом каблуке; волосы распущены, только часть прядей отведены от лица и заколоты неведимками где-то ближе к затылку, на шее висит серебряная цепочка с серебряным же кулоном в виде омеги, на левом запястье часики; за плечами маленький черный рюкзачок с телефоном, кошельком, документами, ключами от квартиры, зеркальцем, пилочкой для ногтей, бальзамом для губ, парой шпилек, жвачкой, зарядкой для телефона, плеером и наушниками.

+2

7

[NIC]Scruffy[/NIC][STA]The Clown[/STA]
[AVA]http://savepic.net/7295104.gif[/AVA]
Ожидал ли я, что мне так повезёт? С утра я думал об ещё одном сердце, которое могло бы пополнить мою коллекцию, но вместо это могу получить два, два нежных сердца юных, симпатичных и милых подростков, которые, обращаясь ко мне с просьбой, не знают, что их ждёт. Сказать им или намекнуть – это, значит, спугнуть, а мне бы этого не хотелось. Но они так хорошо смотрятся рядом, и то, как парнишка крепко держит подругу за руку, что мне так и хочется оставить их в этой позе навсегда.
Как ассоциация, вспомнился фильм, где мужик из людей делал восковые фигуры. Должен признать, идея великолепная, и у меня была мысль сделать что-то похожее из нашего цирка. А почему бы нет? Передвижной дом восковых фигур, и он бы постоянно пополнялся. Дети, старики, молодые люди, такие, как эти двое, и у каждого была бы своя история. Я придумывал бы им целые легенды, и каждая была бы захватывающей, и слушатели бы замирали, слушая их. Замирали бы навсегда.
Опасный, смертельно опасный музей.
Но нет, мне больше по душе сердца. Им не надо много пространства и перевозить их куда легче, чем людей. 
Я мысленно ликую, и? если мне удаётся скрыть в глазах радостный блеск, я этому искренне удивлён. Но я делаю глупое выражение лица, быстро кивая. В конце концов, для них я всего лишь глупый клоун, который и годится разве что показать дорогу к чему-то более стоящему.
- Да-да, идёмте за мной, - зову я их, быстро кивая. – Туда, - показываю направление и сам иду. Но идём мы не туда, где поселился наш глотатель огня. Я не удивлён их просьбе, скорее, она была вполне ожидаемой, но в тоже время она немного огорчает. Почему такой интерес не вызывают клоуны? Насмотревшись фильмов, люди поддаются их влиянию и начинают ненавидеть нас. За что? Мы стараемся развеселить людей, дарим радость, но вместо этого видим страх. Стоит ли удивляться, что со временем мы делаем фантазии сценаристов реальностью? Может, это от обиды, что нас не ценят, как того же глотателя огня или фокусника с его глупыми фокусами, или гимнасток, любить которых можно только за их симпатичные мордашки, но ума в них не больше, чем в дворняге, охраняющей их трейлер.
- Сюда-сюда, - зову я их за собой, делая вид, что не слышу их перешёптывания. – Значит, стрёмный клоун. Ты ещё пожалеешь об этих словах, мальчишка, - я смеюсь мысленно, представляя картину будущей мести. Я заставлю их полюбить клоунов хотя бы перед смертью.
Кошу глаза на подростков и замечаю в руках девчонки телефон. А это уже не хорошо. Если она вызовет подмогу, я могу проиграть, и тогда у меня не получится проучить ребят и пополнить свою коллекцию. Не могу сказать, что сейчас они мне нравились так же, как и в тот момент, когда я только их увидел, но желание завладеть их сердцами меньше не стало.
После представления некоторые артисты ушли на банкет, а некоторые скрылись в своих трейлерах, а глотатель огня собирался куда-то ехать сразу после выступления. На том промежутки пути, которые мы прошли, нам никто не встретился, а свет кое-где выключили из-за чего мы двигались в полумраке. Меня подобная обстановка вполне устраивала, а что касается молодых людей, следующий за мной, я не был уверен.
Я поправил маску, борясь с желанием сдёрнуть её и напугать их, и затем смотреть, как они трусливо побегут прочь, но вместо этого резко останавливаюсь около одной из дверей, так, чтобы они нарвались на меня, и распахиваю дверь, дёргая её на себя, в тайне надеясь, что кого-то зацепил.
- Прошу, - жестом показываю, что можно пройти в тёмное помещение, и не забываю подталкивать их туда. – Он немного странный, любит темноту, - объясняю я, продолжая настойчиво толкать их внутрь комнаты и закрывая за собой дверь. – Он, наверное, вышел, вы  присаживайтесь, подождите, - я услужливо поворачивая к ним стулья со спинками, предлагая сесть.

+2


Вы здесь » CROSSTWINE: Extension » - обитель зла » Under the Big Top


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC