Alice Liddell

Любезный цербер
690426245
Deadpool

Красавчик в спандексе
401490665

Lydia Martin

Рыжая бестия
411654411
Stiles Stilinski

Герой с битой
640172515


Приходи и играй. Никаких анкет и ограничений, только желание написать свою историю за любимого героя ;)



Best of the Best



CROSSTWINE: Extension

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSTWINE: Extension » - обратная сторона луны » Daughter from the 4th Kingdom


Daughter from the 4th Kingdom

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Daughter from the 4th Kingdom

http://i.imgur.com/xqEA1JD.jpg

Место действия: заброшенный склад, Канзас-сити
Время: сентябрь 2014

Фандом: This Means War | The 10th Kingdom
Участники: Tuck Hansen, Franklin Foster & Alice Liddell

Описание: Что будет, если агенту ЦРУ Таку Хенсэну при исполнении очередной секретной миссии на голову свалится дочь, о наличии которой он даже не подозревал? При том "свалится", фактически, буквально - из другого мира через разлом.

0

2

[AVA]http://i.imgur.com/cV3niEF.jpg[/AVA]Мама часто рассказывала мне о мире, из которого она родом. Это волшебный мир, но в нем нет волшебства, как в Девяти Королевствах. Так она говорила, обязательно добавляя, чтобы я никому об этом не рассказывала. Но ведь она как-то попала сюда - значит там просто не может его не быть. Из ее рассказов я поняла, что это волшебство - технологий. Да, там нет магии в здешнем ее понимании, но свет там дает не только солнце, луна, звезды и огонь - но и "электричество" - особая энергия, текущая по "проводам" и доставляющая по ним свет везде-везде...
Девятнадцать лет назад мама, беременная мной уже на довольно позднем сроке, оказалась во внутреннем дворе замка Четвёртого Королевства. Ей повезло, что первым она - испуганная и потерянная - попалась на глаза тогдашним королю и королеве. Они спокойно приняли странно одетую девушку в положении у себя в качестве служанки, при этом велев ни в коем случае не перетруждаться, "ведь это может навредить малышке". А когда подошел срок, и на свет появилась я - они наказали ей, чтобы ни в коем случаем не отходила от меня в течение минимум следующих двух лет, "ведь малышке нужно безраздельное внимание матери". И разрешали мне бегать, где угодно, учиться метанию ножей у дворцовой стражи, когда те заметили наличие у меня «прирожденного таланта и орлиной меткости», и изучать книги в дворцовой библиотеке. Однако книгами я заинтересовалась значительно позже.
В замке детей, кроме принца Вэндэлла, не было, поэтому мама отпускала меня поиграть в город. Я росла живым, общительным ребенком с пытливым умом, легко общаясь с местными детьми, не смотря на то, что я жила в замке, а это, по идее, было серьезным препятствием в понимании. Но не в случае со мной - я нравилась этим ребятам, а они были интересны мне. И все было отлично.
Они были мудрыми и добрыми правителями. Королева – дочь самой Белоснежки – и ее возлюбленный король.
Да, жаль, что "были". Когда мне было двенадцать - их убили. Отравила Злая Королева. Ее поймали и посадили в тюрьму. Но траур и обострившееся волнение мамы за меня никто не отменял. Вэндэлл, как единственный наследник престола, разрешил нам остаться во дворце, но мама запретила ходить в город. Говорила о плохих предчувствиях. И вот тут-то я и открыла для себя в полной мере прелесть библиотеки. Я зачитывалась книгами, глотая их одну за одной. В какой-то момент у меня возникла идея, что мир, откуда сюда попала мама – это может быть таинственное Десятое Королевство. А каким образом – через одно из легендарных Волшебных Зеркал. Но проверить эту теорию у меня шансов не было, поэтому я старалась больше общаться с другими обитателями замка – служанками, поварами, стражниками – попутно расспрашивая их об интересующих меня моментах. Кроме принца - он всегда был очень-очень занят. Мне даже в какой-то момент стало его жаль – он ведь не на много старше меня, а уже сирота и наследник трона Белоснежки.
Когда спустя еще семь лет Злая Королева смогла сбежать из тюрьмы и практически совершила переворот, захватив власть в Четвертом Королевстве – я сумела, не без помощи знакомых стражников, выбраться из дворца через лабиринты темниц, расположенных под ним. Большую же часть обитателей замка, преданных Вэнделлу, отловили и казнили. Как и маму. Я просила ее сбежать вместе со мной. Я уверена, что у нас бы получилось. Но она лишь тепло улыбнулась и сказала, что «будет только меня тормозить». И что я должна попытаться вернуться в ее мир и найти моего отца. «Ты ведь у меня умная девочка, ты сможешь».
Что же… усилием воли подавив переживания, мне ничего другого не оставалось, кроме как выполнить последнюю волю мамы. Держась подальше от отрядов троллей, я пробиралась в сторону Девятого и Первого Королевств. Хотя у гномов у меня было определенно больше шансов, как у «преданной служанки при дворце Белоснежки». Однако, примерно на полпути меня развернули новости о «чужеземцах, разыскивающих одно из Волшебных Зеркал». Обратно в замок я прибыла как раз к благополучному разрешению событий коронации. И незамедлительно обратилась со своей просьбой к теперь уже королю Вэндэллу и леди Вирджинии. Они принесли мне свои соболезнования по поводу кончины моей мамы и заверили, что обязательно помогут мне всем, что в их силах. Я рассказала, что узнала от мамы о ее мире, что где-то там у меня есть отец. И что мне нужно его найти.
Леди Вирджиния с радостью помогла мне – и одеться в более подходящую тому миру одежду – «джинсы», и собраться. Вещей у меня было совсем немного. Все уместилось в один небольшой мешок на плечи, а набор легких метательных ножей – подарок Вэндэлла – был скрыт на теле под тканью одежды. На всякий случай.
И вот – я стою перед мерцающей поверхностью одного из редчайших артефактов всех Десяти Королевств и произношу, затаив дыхание:
- Зеркало-зеркало на стене, покажи моего отца, Така Хэнсена, и открой к нему дорогу.
И делаю шаг вперед. В новый мир. В новую жизнь.
________________
Внешний вид: синие джинсы, такая же джинсовка, темно-бордовая хлопковая блуза навыпуск, сапоги мягкой коричневой кожи, за плечами небольшой рюкзачок-мешочек с кое-какими мелочами, оставшимися от мамы и несколькими целебными зельями.

+2

3

Тьма.
Змеями ползет ко мне, по углам, избегая освещенных участков помещения.
Тьма.
Я открываю глаза - подобный подвиг дается мне с большим трудом: бровь была рассечена еще в первые часы, когда нас с Франклином поймали, так что сейчас глаз почти полностью заплыл и смотреть получалось сквозь щелки; второй удалось спасти, пожертвовав носом. Отрывались парни Карлоса от всей души, и дело было далеко не в выбивание информации из агентов ЦРУ, которыми мы являемся, просто за время операции мы умудрились попортить им немало крови - поэтому сейчас наша щедро украшала пол склада, куда нас приволокли.
Как поймали? Честно сказать, я с трудом могу вспомнить все в деталях, и меня куда больше заботил вопрос, как нам отсюда выбраться.
Я втягиваю воздух сломанным носом и тут же начинаю кашлять - ком запекшейся крови попал в горло, и я едва не подавился им, успев вовремя сплюнуть на пол.
Тишина.
Я хрипло выдыхаю и дергаю руками, попутно вспоминая, что нахожусь в весьма неприглядном положении.
Цепи.
Я поднимаю голову, рассматривая наручники на собственных запястьях;  они впиваются в кожу, трут и раздирают до крови. Судя по тому, что боли я уже не чувствую, да и самих рук тоже, прошло достаточно времени с момента, как мордовороты Карлоса подвесили нас к потолку и устроили допрос с пристрастием.
- Фрэнк, - проговариваю максимально тихо, но максимально отчетливо. Голос подводит, и с губ срывается неразборчивый хрип.
Я глубоко вдыхаю, сжимая челюсти, чтобы не застонать: два относительно удачно сломанных ребра с левой стороны не проткнули легкое, так что в ближайшие несколько часов захлебнуться собственной кровью мне не грозит.
Я щурюсь, пытаясь рассмотреть темную фигуру, подвешенную справа от меня. На долю секунды проскакивает тревожная мысль, что человек не подает никаких признаков жизни. Я невольно задерживаю дыхание, превращаясь вслух.
Тишина. Полнейшая. Или меня слишком хорошо приложили головой, от чего я слегка оглох. Последнее не радовало, не хватало еще слух потерять. Для агента подобное не сыграет на руку и при серьезных повреждениях, не подлежащих восстановлению, меня попросту переведут заниматься бумажной работой. В лучшем случае.
- Твою мать, Фостер! - я прочищаю горло и закашливаюсь, но мое шипение имеет результат: друг, - слава всем богам, все еще живой, но явно без сознания, - издал тихий стон и вновь затих. Но на этот раз я отчетливо слышу его сиплое дыхание.
Соберись, Так, дорога каждая секунда, - мысленный приказ скользит по сознанию, и я действительно собираюсь. Быстрым взглядом окидываю склад - никого, их оставили одних, но как надолго?
Я едва достаю ногами до пола, скольжу по нему носками ботинок, и это дает какую-то опору, возможность перевести дыхание. Я кидаю тревожный взгляд на друга и понимаю, что он все же без сознания и если пробудет в подвешенном состояние еще час, попросту задохнется.
- Фостер! - хриплю, дергаю руками, но кроме новых порезов не добиваюсь абсолютно ничего.
Лихорадочные мысли паутиной окутывают все мое существо, и на мгновение я чувствую сжимающий сердце страх. Всего секунда, не более. Я дергаю руками еще, на этот раз сильнее. Запрокидываю голову и рассматриваю торчащий из потолка крюк, на котором, подобно свиной туше, подвешен.
- А вот и оно, - я поджимаю губы, дышу хрипло, не обращая внимания на боль в ребрах, и перехватываю толстую цепь, к которой крепились наручники, сковавшие мои запястья. Пальцы почти не слушаются, но я сжимаю и дергаю из последних сил, всем корпусом, прикидывая, сколько раз мне надо это сделать и какова вероятность, что я вырву крюк и получу свободу. Новый рывок - и в качестве вознаграждения мне на голову сыпется побелка, украшая перепачканные кровью короткие волосы.
- Ну давай же, - рычу сквозь зубы, дергаю еще раз и руки соскальзывают, а метал с новой силой врезается в запястья, все же причиняя боль.
- Ну же, Так, ты справишься, - я шаркаю мысками по полу и вновь подтягиваюсь. Глаз полностью заплыл, так что смотрю одним, стараясь не просчитывать вероятности того, насколько моя затея бесполезна, и каковы шансы выпутаться из этой ситуации живым.
Едва я собираюсь дернуть, как краем глаза улавливаю странное свечение со стороны Фрэнка. В этот момент я, кажется, успел попрощаться с собственным рассудком. Хотя галлюцинации в подобной ситуации вполне ожидаемое завершение "банкета". Я выпускаю цепь и вновь срываюсь, но взгляд не отвожу.
Кажется, прошла минута длиною в жизнь. Сначала я увидел силуэт, свет бил со спины и разобрать, кто же только что явился, не было возможности. Да долю секунды, я решил, что умер и вот сейчас переживаю тот самый момент, когда свет в конце туннеля, и ангел, который тянет к моему лицу руку.
Но свет погас, и тьма завозилась с новой силой, окутывая все вокруг, а вот чужая ладонь на моей щеке была настоящей и приятно холодила кожу.
Я замер, заглядывая в слишком знакомые глаза. Хотя откуда это узнавание? Но ошибки быть не могло - я словно смотрел в зеркало, в свои собственные глаза, только цвет у них был более, зеленый, напоминая молодую траву. Силуэт отступил на шаг, и я смог рассмотреть кто передо мной. Это была девочка, лет семнадцати от силы на вид, хотя в наше время вообще трудно угадать точный возраст. Но факт, напротив меня стояла девушка с темными, длинными волосам, выразительными зелеными глазами, одетая, как самый обычный тинэйджер, которых на улице можно встретить на каждом шагу. Только вышла она из света, а так - ничего особенного.
- Кто ты такая, черт возьми? - Я смотрю исподлобья, сосредоточенно, не зная, чего ожидать, и все еще сомневаясь в собственной вменяемости.
Плевать, если галлюцинация поможет выбраться отсюда, то я готов рискнуть.
Девушка все еще молчит и не менее внимательно рассматривает меня, только во взгляде у нее узнавание и, кажется, недоумение, но никакого страха. Хотя при виде открывающейся ей картины, страх должен быть, или хотя бы беспокойство.
Вот последнее почему-то отчетливо читалось в ее глазах, вместе с непонятной теплотой. Именно это вернуло в реальность, напоминая, что я все еще подвешен под потолком с разбитым лицом и сломанными ребрами, рядом так же висит мой друг, которого, судя по сдавленным хрипам, срочно нужно снимать, и как можно скорее сваливать, раз появился такой вот шанс в лице молодой брюнетки.
- Умеешь вскрывать замки?

[NIC]Tuck Hansen[/NIC]
[STA]kick-ass travel agent[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/7857034.gif[/AVA]
[SGN]http://i.imgur.com/E6JjbDp.gif
У каждого должен быть друг с повернутой башней!
[/SGN]

+1

4

[AVA]http://i.imgur.com/cV3niEF.jpg[/AVA]Тот, кого я увидела в зеркале и к кому шагнула, был крепко сбитым мужчиной с короткими русыми волосами и сосредоточенный лицом. Целый и невредимый он шел по залитой солнцем улице, разговаривая с кем-то, кого Зеркало не показывало.
И что же я увидела, переступив грань миров? Два изрядно избитых человека подвешены к высокому потолку в большом темном помещении. Но мне нужен только один – тот, что справа.
Того времени, что светился портал, мне хватило, чтобы узнать его – того, кого показало мне Зеркало – даже через следы побоев и заливающую лицо кровь. Я протягиваю руку, почти не веря, что все вот так просто – я нашла отца. Что вот он – живой, настоящий. Однако, в довольно плачевном состоянии.
Что произошло? Кто его так? За что? А второй подвешенный человек, наверное, тот, с кем папа разговаривал. Но почему всего за какую-то пару секунд, что я переступала грань миров – казалось бы, обычная прогулка, превратилась в…пытку?
Может, дело в разном течении времени? – я отступаю на шаг, продолжая почти заворожено рассматривать его, не решаясь что-либо предпринять, или хотя бы произнести, просто пытаясь разобраться в эмоциях.
- Кто ты такая, черт возьми? - Голос хриплый, еле слышный, а взгляд настороженный, недоверчивый. Хороший вопрос. Его можно понять.
Я молчу. А что тут ответить? «Привет, я твоя дочь, пришедшая из другого мира через волшебное зеркало»? В этом мире нет волшебства в обычном его понимании. Точнее – люди о нем не знают. А папа сейчас и без того явно не в самом лучшем состоянии, чтобы его еще и такими заявлениями шокировать, ведь он не только о магии не знает, но и обо мне.
- Умеешь вскрывать замки?
- Нет, - я тряхнула головой, сосредотачиваясь на главной сейчас проблеме – помочь ему выбраться – и оглядываясь. – Но я быстро учусь. 
Для начал нужно в любом случае дотянуться до замков этих странных узких кандалов. Заметив у стены справа от висящих несколько крепких на вид деревянных ящиков высотой где-то по пояс, я быстро и тихо подошла к ним и попыталась сдвинуть один. Удача! Кажется, он оказался пустым, поэтому с некоторыми усилиями и не совсем беззвучно, но я смогла его сдвинуть и дотолкать до отца, чтобы была возможность дотянуться до оков.
________________
Внешний вид: синие джинсы, такая же джинсовка, темно-бордовая хлопковая блуза навыпуск, сапоги мягкой коричневой кожи; в голенищах сапог по три метательных ножа, по одному в рукавах; за плечами небольшой рюкзачок-мешочек с кое-какими мелочами, оставшимися от мамы, и несколькими зельями.

+1

5

- Нет.
- Но я быстро учусь.

Я никогда раньше не испытывал чувства дежа вю, хотя стоп, вру - когда Франклин подкатывает к очередной юбке мартовским котом...
Это же можно списать на дежа вю?
В любом случае, сейчас это ощущение накрывает меня с головой, и я на несколько секунд перестаю дышать, наблюдая за девчонкой с до боли знакомым взглядом.
Да, да, меня в данную минуту нисколько не смущает тот факт, что малышка выпорхнула бабочкой из святящегося портала, как я окрестил это явление. Больше меня беспокоит смутное узнавание, на каком-то подсознательном уровне, что для меня, в принципе, странно, непривычно, возможно даже неправильно.
И слова.
Всего пара брошенных фраз, но голос, интонация вкупе с упертостью во взгляде.
Соберись, Так, тебя просто слишком хорошо отделали, вот и мрещится всякое. Когда выберемся отсюда, схожу сделать томографию. От сотрясения и не такое может показаться.
Я выдохнул, получилось шумно - сломанный нос с трудом пропускает воздух, и это доставляет некоторые неудобства. Девушка, тем временем, не без шума пододвинула ящики и уже взбиралась по ним вверх. Я совершенно рефлекторно дернул руками, звякнув кольцами наручников, когда она пошатнулась, но все же без проблем устояла на этой весьма ненадежной конструкции.
- Хорошо. Теперь скажи, как выглядят наручники? Если они поскупились и "нарядили" меня в китайские, все будет достаточно просто, и мы справимся обычной шпилькой или сережкой, или тем, из чего можно сделать крючок, - я окидываю девушку взглядом и только сейчас обращаю внимание на рюкзак, висящий за ее плечами.
Брюнетка кивает и приподнимается на мысках. Я напрягаюсь, не понимаю почему, но внезапно мне стало совсем не все равно, если эта "девчонка из света" навернется и сломает себе шею. И дело касалось не только возможности потерять единственный шанс на спасение, было что-то еще. Однако размышления на эту тему я оставил на потом, продолжая говорить:
- Но, если это полицейские "браслеты", которые ты можешь определить по сквозной замочной скважине - у нас проблемы, - судя по глубокому вздоху, именно в такие меня и заковали, а это усложняет задачу в разы. Я с легкостью смог бы их снять, используя две отмычки, однако для новичка эта задача попросту невыполнима.
- Черт! - произношу в сердцах и с трудом запрокидываю голову, рассматривая сосредоточенное лицо девушки. - Слушай, может у тебя в рюкзаке ключ завалялся? Промашка наручников в том, что почти у всех одинаковые замки, так как никто в здравом уме не будет заморачиваться с этим и... - я осекаюсь на полуслове и как-то поспешно поворачиваю голову к шевельнувшемуся другу.
- Ключ, Так...
- Франклин? Эй, держись друг, скоро мы отсюда выберемся.
- Ключ... - он кивает, и я сразу понимаю, что он пытается мне сказать... и показать.
- Что... - я опускаю глаза, перебирая в голове варианты, вспоминая наши задания - и меня осеняет.
- Бангладеш? Серьезно? Нет. Она девочка, Франклин... ну почему, черт бы тебя побрал именно туда? - мне остается только выругаться и посмотреть на подростка. В какой момент я думаю, что научить новичка вскрывать замок - не такая уж плохая идея, но время сыпется песком сквозь пальцы, и сейчас отсчет идет на секунды.
- Послушай. Я знаю, что просить о таком... - да, я замялся, потому что одно дело, когда я лезу в трусы своему напарнику, чтобы вытащить припрятанный под резинкой тот самый пресловутый ключ. В этом нет ничего такого. Чего я там не видел, в конце концов. Но другое - просить незнакомую девушку... спасти наши жизни, а заодно и посмотреть на...
Твою ж за ногу, Фостер!
Я глубоко вдыхаю и закашливаюсь, понимая, что у нас действительно нет времени на такие... глупости.
- У Франклина под резинкой трусов вшит ключ. Вероятность девяносто процентов, что он подойдет. У тебя есть нож или что-то острое, чтобы... его достать? - я проговариваю вполголоса, хриплю и кидаю взгляд на полоску света за дверью, по которой, как мне показалось, скользнула тень. - Знаю, что не вправе тебя просить и вообще не понимаю, кто ты и зачем взялась помогать, но другого варианта у меня нет. - Я замолкаю. Вновь смотрю уцелевшим глазом на девушку и понимаю, что она уже все решила.
- Если услышишь, как кто-то открывает дверь, уходи. И... не оттягивай сильно резинку.

[NIC]Tuck Hansen[/NIC]
[STA]kick-ass travel agent[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/7857034.gif[/AVA]
[SGN]http://i.imgur.com/E6JjbDp.gif
У каждого должен быть друг с повернутой башней!
[/SGN]

+2

6

[NIC]Franklin Foster[/NIC]
[STA]blackjack with whores on board ship[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/7848842.gif[/AVA]

Темно.
Память обрывками швыряет в меня событиями, которые мне сейчас ничем не помогут.
Я помню, что план полетел к чертям, когда мы снова раскрылись. Наверное, это уже нездоровая тенденция, когда тайные операции становятся достоянием прессы, телевидения, а главное – мы становимся центром внимания, разрушая одну легенду за другой. Интересно, когда нас попрут на бумажную работу, я смогу оставить свой стол рядом с Таком? Или нас отправят в разные штаты, а лучше, конечно, для нашего босса, в разные уголки галактики. Так надежней, что мы не пересечемся больше ни в одной из операций. Но тогда оба заявления будут на столе Центрального Разведывательного Управления уже к утру от постановления на расформирование нашего тандема.
Но зачем забегать вперед? Мы всегда выкручивались, даже когда наши лица тиражировали билборды, даже когда нам пришлось давать короткое интервью, выставляя в лучшем свете то, что освещать бы не стоило. Мы справились.
Так. Я хочу что-то сказать, и из того, что приходит в голову – только имя друга, потому что оно отбивается металлическим шариком в голове – мелким, похожим на дробь, потом резко по темени и… тишина. Не могу вдохнуть, выдохнуть тоже получается с трудом. Легкие словно сжались под чьей-то железной рукой. В груди полыхает, отдавая острой болью вдоль позвоночника. Я шевелю пальцами ног или мне кажется, что шевелю, потому что плохо понимаю, что вообще происходит со мной, и почему я не чувствую рук от плеч. Поднять голову оказывается сложнее, чем попытаться разлепить глаза – темно, различаю только тень, да и та заливается алым. Хорошо же меня головой приложили. Тот странный металлический шарик в голове, который пытается продолбить мне череп изнутри, все еще бьется, ровно, но все медленней, пульсом отскакивая от виска.
Беспомощность.
Наверное, самое страшное, что можно испытать, когда ты уцелевшим ухом слышишь, как зовет тебя друг, как пытается освободиться, как он дергается рядом, а ты даже не можешь поднять голову, она тяжелеет с каждой минутой, а что-то теплое стекает по раковинке второго уха, заливая за ворот рубашки. И следующее, что ты думаешь, едва не вырывая из легких сдавленный хрип, наполненный кровью, - рубашка за пол косаря баксов! – и у тебя вечером было свидание, но видимо, придется отослать цветы курьером. Из больницы. Когда тебе отдадут вещи и сотовый.
Так сейчас наверное бы сказал: «Ты животное, думай о деле и как нам выбраться, а не о юбке, которой придется коротать вечер самой!» Я почти слышу эту интонацию – сдержанную, отбивающуюся у меня в голове, звонко, будто от одной мысли я пытаюсь забыть о боли, забыть о том, что не важно. Яркий свет перед глазами появляется почти сразу, как напарник заканчивает ругаться в пустоту. Похоже, я надолго в этот раз попаду под покровительство медсестричек, раз уже девицы мерещатся, выходящие из яркого света. Но кем бы она ни была, я согласен и на самого черта, только бы выбраться. Только бы она оказалась настоящей…
Наручники пережимают запястья так плотно, что еще минут сорок и цветы курьер принесет не блондинке из соседнего дома моей квартиры, а на мою ровную гранитную плиту. Но, мне плевать. Так должен успеть, у него еще есть шанс.
- Ключ, Так…
Глаза разлепить толком не удается - только щелочки, ведь кровь слепила ресницы. Протереть бы рукой, ну да ладно.
- Ключ.
Он должен понять, по моим едва различимым кивкам, но когда знаешь кого-то так хорошо, что уже понимаешь с одного или двух наклонов головы – сомнения нет, все получится и на этот раз. И кем бы ни была эта девчонка – ангелом, чертом или самой смертью – пусть она будет сообразительно и шустрой, иначе…
Так говорит, а мне хочется поднять голову, чтобы увидеть происходящее, что называется, в лицах, но удается только прижаться щекой к плечу, внимательно вслушиваясь.
- У Франклина под резинкой трусов вшит ключ. Вероятность девяносто процентов, что он подойдет. У тебя есть нож или что-то острое, чтобы... его достать?
Я бы возразил, что его подсчеты не верны, и вероятность велика до ста процентов, я уверен, как и в том, что незнакомке придется хорошенько прощупать трусы, чтобы найти ключ, а еще я обычно здороваюсь с теми, кто лезет ко мне так бесцеремонно. Но времени не было ни на что.
Я закашливаюсь, когда друг так тактично просит не оттягивать мое белье.
Надо же.
Горло дерет. Память снова услужливо  подсовывает, как меня забивали ногами, как бросали о стену. Бетонную. А голова гудит так, словно ней забивали сваи.
Глаза все же разлипаются, Так висит напротив и очень оживленно дергается на крюке. Если бы я пришел в себя раньше, может быть получилось оттолкнуться от него ногами, сорваться с крепления, за которое я и сам был подвешен, но я едва могу пошевелиться и даже не догадываюсь, что там на самом деле с Таком. Он может разговаривать и двигаться, даже с простреленной башкой. Девчонка оказалась смышленой и бесстрашной. Я успеваю ухватить ее краем глаза, причем, буквально – второй край глаза затянут потрескавшимися капиллярами, но ее глаза мне кажутся какими-то смутно знакомыми. Смутным мне, правда, сейчас кажется все, даже Так, но об этом и многом другом я подумаю позже. В больнице, в окружении медсестричек в коротких белых халатах...
Она снова попадает в крайне ограниченное сейчас поле зрения, и, наверное, меня даже смерть не остановит, когда ко мне в штаны лезут незнакомые ладони…
- А ты смелая… - дергаюсь от прохладного прикосновения, но так же понимаю, что если тело все еще отзывается на подобное – я живой, черт побери, и да – она ничего! – …кем бы ты ни была. - С шумом вбираю воздух через рот, сквозь зубы. - Ниже… и левее.

Отредактировано Nick Burkhardt (2015-09-22 23:20:49)

+2

7

[AVA]http://i.imgur.com/cV3niEF.jpg[/AVA]Руки, скованные "наручниками", как их назвал папа, выглядели жутко, что немного отвлекало от того, как выглядят сами эти - поистине - орудия пыток. И тем не менее, сжав губы и приподнявшись на цыпочках, я без проблем распознала, что "у нас проблемы", выдавая это резким выдохом. Но тут же делая глубокий вдох - нужно успокоиться. Суета сейчас ни к чему. Суета всегда ни к чему. Нужно просто сконцентрироваться на появляющихся задачах, ни в коем случае не думая о том, как папе сейчас, наверняка, чертовски больно.
У меня никакого ключа не было.
Можно попробовать, - я оглядываюсь, - поискать где-нибудь здесь, среди ящиков, или вон тех столов... - Но мысли прервал еле слышный, не менее хриплый, чем у отца, голос второго висящего человека, пытающегося что-то сказать о ключе.
Франклин? Друг? Значит интуиция меня не подвела, и этот мужчина - действительно папин хороший знакомый. А значит - его тоже надо отсюда вытаскивать.
Я честно стараюсь не думать, как я буду "вытаскивать" двух изрядно побитых взрослых мужчин, которые не факт, что смогут на ногах стоять, не говоря уже о том, чтобы бежать. А бежать придется - я знала это шестым чувством. Оставалось только - как-бы странно это не звучало - надеяться, что они не впервые в подобной ситуации и выносливости унести отсюда ноги им хватит.
...хотя...
Я еле сдержала ликующий вскрик, чтобы до кучи не рухнуть с коробки.
Зелья!
Со всеми этими волнениями я напрочь забыла, что Вэндэлл и леди Вирджиния собрали мне несколько зелий "на всякий случай". И там точно был бутылёк в целебным эликсиром. Как только помогу им оказаться на земле - сразу дам по глотку - это стопроцентно позволит нам всем убраться отсюда на своих двоих. Главное, чтобы они приняли из рук незнакомой девушки, вышедшей из света, какое-то странное пойло... Мда, это может усложнить задачу. Но - проблемы нужно решать по мере их поступления, а сейчас наша проблема - это ключ. И поначалу, если честно, я не совсем поняла, почему папа вдруг запнулся и как будто замялся, но когда он закончил свою "просьбу", и до меня дошло, в чем проблема - я только закатила глаза и вполголоса фыркнула:
- Тоже мне глупости придумал.
- Если услышишь, как кто-то открывает дверь, уходи. И... не оттягивай сильно резинку.
- Посмотрим, - пробормотала скорее в ответ на первое, посчитав второе замечание вообще риторическим.
...но вообще, конечно, странно. В этом мире все вшивают в свое нижнее белье запасные ключи от оков, или этот Франклин такой странный? Или они оба... - хотя тут я сообразила, что у самой под одеждой спрятана полдюжины метательных клинков, и еще дюжина припрятана в рюкзаке за плечами. Но я-то точно странная для этого мира... Ну да ладно, подумаю об этом позже. Как и о том, что такое "бангладеш".
Я почти бесшумно спрыгнула с коробки, сразу чуть приседая и мгновенно выуживая из голенища правого сапога один нож. А вот поживите какое-то время "в поле" при фактически военном положении, когда везде шныряют тролли и другие малоприятные обитатели Девяти Королевств  - я посмотрю, как долго вы будете учиться доставать и прятать свое оружие.
Преодолев расстояние до Франклина в два неслышных широких шага и привычно-аккуратно взяв нож в зубы, я, нырнув руками под полы вытащенной из за пояса брюк рубашки, приподнимая их, так же аккуратно и быстро расстегнула пуговицу брюк, чуть приспуская их, чтобы иметь более свободный доступ к месту хранения ключа.
Пальцы коснулись ненормально горячей кожи, тут же подцепляя резинку исподнего и чутко ощупывая подушечками ее внутреннюю сторону. Мою сосредоточенность на выполнении задачи не пошатывает даже последняя, откровенно подначивающая реплика этого Франклина, пусть и заставляет поднять на него глаза, в которых помимо сосредоченности мелькнули примерно в равных долях, будто борясь между собой, и откровенно ироничная насмешка, мол "Серьезно, дядя, ты мне в отцы годишься, по идее", и толика неверия, а не показалось ли мне, что даже в таком состоянии и такой ситуации он пытается заигрывать с абсолютно незнакомой девушкой. Но из-за клинка, зажатого в зубах, мне оставалось только выразительно хмыкнуть и двинуть пальцами в левую сторону, внимательно, тщательно нащупывая... Вот он! Облегченно выдохнув,  я взяла нож в правую руку и, как можно аккуратнее, чтобы не причинять излишнего дискомфорта и так избитому мужчине, отогнув резинку в нужном месте, быстро и четко вспорола ткань, вырезая вожделенный, оказавшийся совсем небольшим, ключик.
- Готово, - негромко выдохнула, когда он оказывается зажат в моей левой ладони, быстро пригнувшись, прячу хорошо послуживший клинок на место и спешу к отцу.
Сначала лучше освободить его, а потом уже передвинуть коробку ближе к Франклину... Но в то мгновение, что нужно было, чтобы вспрыгнуть на ящик, мне пришла мысль, что лучше будет попытаться дать им зелье до того, как я открою замки их оков. Не знаю, почему. Интуиция обычно так напоминала о себе, и раньше она не подводила. Значит не стоит ее ослушиваться и сейчас.
Все так же сжимая ключ в левой ладони, я быстро скинула лямку рюкзака с левого плеча, перекинув его на правую сторону, развязала мешочек - и практически сразу под руку мне попалась небольшая бутыль темно-зеленого непрозрачного стекла. Я вынимаю зубами пробку, пальцы левой руки быстро прячут ее в карман джинсовки вместе с ключом.
- Сделай глоток, - я как можно более уверенно и безапелляционно подношу горлышко к его разбитым губам. Выдумывать что-либо более убедительное и деликатное не было времени - я чувствовала это всем своим существом. Я так же понимаю, что ему будет проблематично отпить в таком положении в принципе, но это нужно, очень нужно. Все эти мысли я не стала удерживать, давая им отразиться в глазах. - Это поможет быстрее вылечить раны и восстановить силы.
________________
Внешний вид: синие джинсы, такая же джинсовка, темно-бордовая хлопковая блуза навыпуск, сапоги мягкой коричневой кожи; в голенищах сапог по три метательных ножа, по одному в рукавах; за плечами небольшой рюкзачок-мешочек с кое-какими мелочами, оставшимися от мамы, и несколькими зельями.

+2

8

Взрыв. Я не знаю, как еще описать то самое чувство, охватившее все мое существо. Я наблюдал за девчонкой и ловил себя на мысли, что она напоминает меня. Нет, нет, конечно, у меня нет детей, о которых я не знаю. В отличие от Франклина, который, как пить дать, привнес в этот мир пару-тройку голубоглазых красавчиков. Не то, чтобы я считал его красавчиком и вообще присматривался к нему с этой стороны.
О чем это я? Видимо, усталость и общее истощение пагубно действуют на мою психику.
Так вот...
Наблюдая за девушкой, я понимал, что она придерживается какого-то своего плана. Это не были спонтанные действия. Напротив - все, если это было возможно, шло по ее плану. Нож аккуратно вспарывает ткань трусов и через секунд двенадцать в ее руках мелькает маленький металлический ключик от наручников.
Молодец, девочка.
Губы тянутся в одобрительной улыбке, но я стараюсь не размышлять, почему вдруг стало так тепло от того, что девчонка оказалась не промах. При подобном раскладе любая другая, скорее всего, растерялась, да и вряд ли бы оказалась в таком месте с двумя почти покойниками... Но не она, "девушка из света".
Я поворачиваю голову, чтобы еще раз посмотреть на Франклина - живой, сукин сын, и на губах отпечаток игривой, с привкусом крови, улыбки.
Голос, спокойный и едва слышный возвращает меня к незнакомке, хотя, на несколько секунд я, кажется, потерял сознание. Не хорошо.
- Что? - я едва успеваю вопросительно вскинуть брови и дернуть руками, звякая наручниками, как мне в рот влили какую-то до одури омерзительную дрянь. Вкус мокрой псины во рту едва не заставил желудок вывернуться наизнанку, но я сдержался, проглатывая все.
- Если ты решила меня отравить, чтобы не мучился… - давлюсь и захожусь в долгом приступе кашля. Глаза слезятся, я открываю рот, но смог лишь захрепеть. В следующую секунду, послышался щелчок. Признаюсь, более приятного звука в тот момент мне слышать не доводилось. Одно «но».
- Твою ж! - сдавленно вскрикиваю, свалившись и больно ударившись коленом о бетонный пол. За время пребывания в весьма незавидном положении все тело словно одеревенело. Вломись сейчас подручные Карлоса, я не смог бы даже дать достойный отпор. Да меня бы запинали, как котенка.
- Что-то твое варево... - осекаюсь, с удивлением обнаруживая, что  смотрю на девушку обоими глазами. То есть, спокойно смотрю. Нет рези, нет отека и нет боли. Пребывая в неком подобие шока - черт возьми, не каждый день незнакомки вываливаются не пойми откуда и поят чудодейственными зельями.
- Если ты скажешь, что ведьма, имей в виду - я не поверю, - пожалуй, на сегодня с меня хватит странностей, иначе точно пойду в отставку подавать. - Еще есть? - спросил я вполголоса, поднимаясь на ноги, понимая, что как и предсказала брюнетка, чувствую прилив сил. И очень надеюсь, что это надолго, а не просто временный эффект, как от дозы адреналина.
Я посмотрел на девушку и увидел, как та, не без доли энтузиазма подвинув ящики к Франклину, забирается на них, собираясь расстегнуть наручники.
- Надеюсь, у тебя есть еще запасы этой отравы. Вкус отвратительный, но результат действенный, - я подхожу к Франклину и киваю девушке, на удивление, та поняла без слов, что надо делать.
Напарник висел мешком, кажется, потеряв сознание. Дыхание слышалось через раз.
- Держись, дружище, - я покрепче обхватываю Франклина под руки, взваливая на себя, как только щелкнули наручники. - Ну же, очнись, - шиплю, чувствуя, что Франк в себя приходить не собирается. - Давай же. Сейчас выпьешь ведьмовского отвара и будешь, как новенький. Сможешь опять наслаждаться беспорядочными связями и радоваться счастливым щенком от каждой выигранной у меня партии в бильярд, - бред. Я несу бред, бережно опуская друга на пол. Кивков подзываю девушку, в руках которой уже вижу похожую бутыль с "зельем", или что там намешано. Перевожу сосредоточенный взгляд на друга и несильно похлопываю по щекам, стараясь не думать о том, что как-то он подозрительно бледен и дыхание стало совсем незаметным.
- Окей, кретин, мне почти страшно... Ладно, я признаю, что ОН не маленький, только глаза открой, - тихий смешок и два синих, подернутых дымкой, глаза смотрят в упор.
Смешок. То ли с моих губ, то ли с его, а может и вовсе незнакомка смеется над выступлением двух спецагентов на секретном задании, которое они почти с треском провалили.
Я выдыхаю. Немного отодвигаясь, позволяя девушке сесть рядом, и смотрю не без доли злорадства, как Франклин начинается давиться содержимым из бутыли, кидая откровенно страдальческие взгляды в мою сторону. "Убей меня" - читается в его глазах, и я невольно смеюсь.
- Нет, друг, нам еще выбраться надо и закончить задание, - я поворачиваюсь к девушке и опять встречаюсь с сосредоточенным взглядом зеленых глаз.
"Да кто ты такая?!"
- Как тебя зовут? - я не знаю, почему вдруг задал именно этот вопрос, но мне почему-то захотелось услышать ответ.
- Элис.
- Красивое имя, - я киваю и поднимаюсь на ноги. Протягиваю руку Франклину и рывком ставлю обалдевшего друга рядом - кажется, он еще не до конца осознал, что жив и чувствует себя гораздо лучше.
- Нам отсюда просто так не выбраться. Нужно найти наши вещи и устроить засаду. Если повезет, мы не только выберемся, но и схватим парней Карлоса, с ним во главе.
Я быстро осматриваюсь и замечаю побитый временем, и не только, стол, на котором грудой свалено наше оружие и все, что с нас успели стрясти. Бесшумно подхожу к находке, забирая свою прелесть, и тут же проверяю обойму. Пусто. Кинув взгляд на стол, замечаю целую - не мою, но для меня. Забираю, как ни в чем не бывало, заряжаю глок и мысленно жалею, что нет снайперской винтовки или чего еще из моего любимого арсенала.  Тут же слышу недовольное бурчание где-то со спины, по поводу "Это моя обойма, я не для тебя все это на себе таскаю, англичанин", но решаю проигнорировать. Не время... и не место. Ловко захватываю пару метательных ножей, которые у меня так же вытащили, когда схватили, и поворачиваюсь к Элис.
- Спрячься, хорошо? - я не спрашиваю, есть ли у нее, чем можно защититься - видел нож, да и что-то подсказывает, что девушка не так проста, как кажется. - Скоро все закончится, и сможем поговорить.
Я поворачиваюсь к Франклину и улыбаюсь, играя бровями и чувствуя, как по телу разливается добрая доза адреналина.
- Готов? Ливия или Мали? - рефлекторно поправляю ворот рубашки и направляюсь к единственной двери.
Что ж, если повезет, сначала сюда пожалуют наши инквизиторы, а после и палачи, а там дело за малым. Главное, чтобы не пачкой, хотя... и не с таким справлялись.

[NIC]Tuck Hansen[/NIC]
[STA]kick-ass travel agent[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/7857034.gif[/AVA]
[SGN]http://i.imgur.com/E6JjbDp.gif
У каждого должен быть друг с повернутой башней!
[/SGN]

+2

9

[NIC]Franklin Foster[/NIC]
[STA]blackjack with whores on board ship[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/7848842.gif[/AVA]

Когда сознание выключается, в который раз, как по рубильнику – все что я помню –  мне в трусы залазила прелестная девица, без имени и логического объяснения ее волшебного появления. По правде, я даже не уверен, что это не галлюцинация или уловка моего сильно ударенного мозга о несколько стен подряд. Но, логически мыслить я тоже не успевал. Даже будучи не ударенным – логика не мой конек, это к Таку. Моя фишка – импровизация. Но импровизировать в подвешенном состоянии, это уже не умение, а безумство, и близко не граничащее с реальностью. А она была такова, что я вместо того, чтобы подыхая, видеть какие-то шикарные глюки: девочек в бикини, себя на какой-то яхте, или острове, или… да, хоть в космосе с сексапильной астронавтшей – я видел друга, который обрывочными воспоминаниями приободряюще похлопывал меня по плечу; смеялся, играя со мной в бильярд; пил со мной пиво в какой-то богом забытой пустыни, поедая самый ужасный в мире тако; вытаскивал мою задницу, одним метким выстрелом в голову снайперу, держащему меня на прицеле  – пуля тогда прошлась совсем рядом с ухом, и я какое-то время ни черта не слышал, как и сейчас. Мотаю головой, пытаясь прийти в себя, но силы будто уходят только на то, чтобы сделать лишний раз вдох-выдох – ребро давит на легкое, и признаться, я уже плохо соображаю – вишу ли я или нет. Я не могу верить ощущениям тела, когда сознание то и дело выбрасывает меня из реальности, подсовывая ложное чувство безопасности рядом с тем, кому я доверю свою жизнь, не задумываясь.
- Окей, кретин, мне почти страшно... Ладно, я признаю, что ОН не маленький, только глаза открой, - голос, который врет, так, что можно и поверить, если не знать англичанина так же хорошо, как его знаю я.
- Ты это сказал. Она свидетель, - я тычу пальцем наобум, где предположительно стоит девчонка, но если и Так ее видит, то у нас обоих либо проблемы с головой, либо проблемы будут у тех, кто решит нас прикончить после всего, что мы вынесли. Грызть землю –  не сложно, если ты знаешь, что это поможет тебе выжить.
- Что за дерь…? - я не договариваю, потому что пойло, которым они меня поят… Они? Что я проморгал, что он уже доверяет ей наши жизни, позволяя нам пить непонятную бурду с самым мерзким вкусом, который я когда-либо пробовал? Дуриан отдыхает. Даже если представить, что это чем-то поможет, надо заставить себя отдышаться и не блевануть сразу.
- Элис, значит, - поднимаясь на ноги, я снова смотрю на девушку, и что-то неуловимое мелькает в голове, что-то, что показалось странным, кроме того, как она появилась, как вела себя…
Да, ладно. Я все еще считаю, что это наш общий вымышленный друг. Ухмыляюсь подобной мысли, слыша вопрос друга.
- В Ливии мне прострелили плечо. В Мали – я сломал палец на ноге и чуть не сломал нос о ту детину-переростка,  -  я говорю, но не сразу понимаю, что я начал ровно дышать, без хрипов в легких, быстро собирая свой пистолет, снимая с предохранителя… замечая при этом, что мое ухо слышит довольно сносно, а глаз улавливает, как Элис не меняется в лице, не теряет самообладания и не задает лишних вопросов.
Поговорить точно придется, если она не испариться в ярком свете, когда все это кончится.
Так привычно тырит у меня запасную обойму.
- Это моя обойма, я не для тебя все это на себе таскаю, англичанин, - хотя, мы оба знаем, для кого у меня она хранится. Ритуал или дань работы в паре? Уж точно не заморачивался, но если это безошибочно спасет наши шкуры – я доверюсь своим привычкам и инстинктам, как делал это всегда. Проводя ладонью по лицу, стирая засохшую кровь на щеке, словно на какое-то мгновение, будто стираю усталость.
- Карлос не смылся бы, не отправив нас лично на тот свет. Значит, - я поднимаю голову, прикидывая по памяти чертеж здания, и где могут быть выходы наружу, куда лучше двигаться, - нужно убрать нянек за дверью и двигаться выше, - оборачиваюсь в последний раз на девчонку, подмигивая. Такое чувство, что она и правда сталкивалась с подобным или как минимум, детство у нее было не самым легким, но и с этим разбираться придется много позже.
Мы выходим за дверь, забывая обо всем – у нас снова есть задание, нам все еще нужно его закончить и если что-то пойдет не так… Всегда хотел подорвать виллу наркоторговца. Интересно, как горит кокаин? Несколько его тонн.
Дальше все происходит словно по инерции – выстрелы, удары ножом, свернутая шея одного из охранников и в нашем арсенале появляются два автомата, дополнительные обоймы, одну из которых я по привычки прячу себе в карман (никогда не отделаюсь от чувства, что одна английская наглая морда всегда ждет от меня именно этого, но предсказуемость в таком деле совсем не самая худшая моя черта… из всех). По рации слышны обеспокоенные голоса других боевиков и если мой испанский не заржавел – нас ждет небольшая рота этажом выше.
- Надо найти тебе винтовку. Каждый должен делать то, что умеет лучше всего, - я успеваю сказать это и кинуть другу обойму, прежде чем вышибаю кому-то мозги, а он опять стреляет опасно близко от моей головы, прикрывая мне спину. За дверью, которую охраняли трое, оказался склад и несколько мониторов с камер видео наблюдения. И, никого внутри.
- Это не хорошо, - ищу глазами нашу цель, но камер слишком много. Вилла слишком большая, чтобы бегать по ней и искать себе пулю в лоб. Я замечаю, как лабораторию эвакуируют – зачищают концы, расстреливая очередями из автоматов в рабочих и охрану, - Это очень… Вот, дерьмо,  - на одном из мониторов мелькает знакомая нам небритая рожа Карлоса, который уходит в сопровождении личной охраны-головорезов и у меня тут же рождается план.
- А, помнишь, Магадишо? Ты тогда грозился меня придушить голыми руками… правда, - я смотрю в сторону камер, но замечаю, как Так буквально впивается в меня взглядом, - Ведь, ты знаешь, что я просто не рассчитал формулу?..  А здесь, наверняка, взрывчатку и готовить не придется. Нам только нужно не дать ему уйти.
Я быстро нахожу нужные ящики с гранатами и С-4. Вычисляем нужные коридоры, как и точки удара. Мы только переглядываемся с другом, но он уже знает, что будет дальше.
- Все-таки, винтовка – это твое, - я говорю в раздобытую рацию, выведя нас на закрытую частоту, переступая через трупы, которые то и дело появляются на пути, после того, как Так нашел удобную позицию для обстрела,  - я поставлю заряды, а ты смотри, чтобы его «птичка» не взлетела, - говорю, скорее по инерции, ведь друг не подпустит никого к вертолету, а мне нужно только оставить небольшие по мощности заряды, чтобы выманить Карлоса под оптику англичанина. Простреленное колено. Или, лучше колени, плечо, может быть ухо – не смертельно, но чертовски приятно. 
- Когда мы выберемся, я бы хотел поговорить –  что это за девица и почему она мне напоминает тебя?!
Тактика: «Не сорви задание, неуместным разговором»  –  «done» или лучше сказать – я не могу молчать тогда, когда напарник и сам уже понял, что со смышленой Элис явно что-то не так, но чувство доверия у обоих, стреляных жизнью из крупнокалиберного оружия, агентов, не может быть ложным или вызванным неким зельем, с самым мерзким вкусом из микса нестиранных носков и общественного туалета.
- Твой ход, напарник, - я ставлю таймер верхнего этажа на десять минут – этого должно хватить, чтобы я попал в поле зрения Карлоса, отвлек его частичным взрывом любимой виллы и принял огонь на себя. Делаю шаг по дорожке, вымощенной алой плиткой. Вычурно, как того требует этикет наркобарона, наверное, а еще напоминает старую сказку, которую я помню еще с детства, только вот дровосек не с топором, а с оптическим прицелом, слава Гудвину и у меня есть только один шанс, чтобы провернуть наш самый идиотский план из всех. Я же его составлял.
Только не промахнись, мы выкрутимся, если доставим его в контору живым. Хоть, частично.
- Эй, Карлито! – я успеваю вовремя, как раз когда он спешно идет к вертолетной площадке. С ним еще трое, но они ложатся на землю, как подкошенные, раньше, чем Карлос успевает обернуться.
- Ты труп! Estás jodido cadáver, hombre. Voy a cortar la lengua y hacerle comer…
- Мой друг тебя не расслышал. Повтори! – Карлос стреляет, до того, как последний выстрел пробивает ему кисть.
- Ты чертов труп, парень! Ты труп… - испанец орет, прижимая раненную руку к груди, но не унимается, шагая ко мне, пока позади нас не взлетают верхние этажи, осыпая стеклами, снося колоны, разрывая кусок стены – упс, кажется, я немного не рассчитал с южной стороной, - … я вырежу тебе язык и заставлю тебя его сожрать!
Удары четкие, как будто я всегда знал, еще до поступления в академию, как лучше не просто вывести из себя любого человека, но и быстро его вырубить. Карлос успевает рассмеяться, когда я захватываю его под челюсть рукой, сгибая в локте. Он булькает ругательства, пытаясь освободиться, ударить меня ножом, но я выбиваю его первым.
- Я тоже не промахиваюсь… amigo.
Это не первая угроза и не последняя. Он затихает, я проверяю его пульс, и только после этого до меня доходит смысл слов Карлоса, сквозь хрипение и угрозы.
Пуля успела вылететь до выстрела Така.
- Найди девчонку, но вертолет пилотировать тебе… друг.
Сознание будто было в чьих-то цепких лапах, которые держали меня на адреналине и той бурде из склянки. А может, я просто хотел закончить с этим ублюдком, что даже не понял, как схлопотал пулю. Я слышу как Так кричит мне по рации: «Не вздумай подохнуть, кретин!» и наконец, что-то твердое встречается с моими коленями, а следом – с затылком. В руках все еще зажат нож Карлоса и богом клянусь, если он очнется раньше прихода Така – я убью его. В конце этой недели ко мне по графику должна была прилететь моя стюардесса, а теперь, мне только медсестры светят по расписанию. Сволочь.

+2

10

[AVA]http://i.imgur.com/cV3niEF.jpg[/AVA]Когда он проглатывает зелье, я только выдыхаю и лезу в карман за пробкой и ключом. Игнорируя его предположение о том, что я из гуманных побуждений его сейчас отправила, я быстро затыкаю бутыль и,  спрятав ее в мешок, снова привстаю на мысочки и открываю замки наручников. У нас нет времени.
- Если ты скажешь, что ведьма, имей в виду - я не поверю.
- Я не ведьма, увы, - убедившись, что зелье действует именно так, как я ожидала, - раны стремительно затягивались, синяки рассасывались, и внутренние повреждения тоже должны быстро зажить, - хмыкаю, спрыгивая с ящиков и сразу толкая их в сторону второго мужчины. - Будь так - многое было бы гораздо проще.
Да, я всего лишь твоя дочь, - но это я добавляю уже про себя, вновь вспрыгивая на ящики и примеряясь, чтобы открыть и эти наручники. Вижу кивок подошедшего отца - и поворачиваю ключик.
Эти кольца отпускают своих пленников с не самым приятным звуком и зрелищем. О том, что испытывают при этом сами пленники, думать не хотелось. Поэтому я просто прячу ключ в карман джинсовки и, спрыгнув на пол, вновь достаю бутылек с зельем, прислушиваясь к тому, как отец пытается привести своего друга в чувства. Молча хмыкаю, пополняя список смутно знакомых слов и улавливая какой-то момент, в свидетели которого меня призвал Франклин, как будто это какая-то старая шутка у них обоих. Я пою его зельем,  тихо радуясь, что их не пришлось уговаривать пить, теряя на это время. Да - вкус не из лучших,  зато действие всего одного глотка мгновенное и мощное.
- Нет, друг, нам еще выбраться надо и закончить задание.
Задание? - снова закрыв и спрятав зелье, я поднимаю на него внимательный взгляд. - Значит просто так мы не уйдем? Ладно. Если им это важно - со мной справятся быстрее.
- Как тебя зовут? - отец испытующе смотрит на меня, будто пытаясь рассмотреть что-то, написанное у меня в глазах.
- Элис, - а там только интерес, да готовность и желание помочь. Поэтому я просто ловко оказываюсь на ногах и дальше в основном слушаю и наблюдаю, как они обговаривают, как я понимаю, план действий, экипируясь вещами с одного из столов. По тому, что и как они говорили, как ловко снаряжались этими от части непонятными мне предметами, - хотя ножи, которые взял отец, я распознала точно, - складывалось впечатление, что это у них далеко не первое задание. Что они - мастера. Вот какие такие мастера умудрились оказать в том плачевном состоянии, в каком я из нашла - это вопрос. Но явно на потом.
На просьбу отца спрятаться я с готовностью кивнула:
Пойду с вами и спрячусь по пути.
Возражений не последовало. А если бы и последовали - я все равно сделала бы, как сказала, только уже без их ведома. Мне только говорят держаться за ними и выходят. Я юркаю следом, окунаясь в какофонию звуков. Зато я, наконец, понимаю, что за металлические штуки у них в руках - это оружие. Мама рассказывала, что такие "пистолеты" стреляют "пулями" при нажатии пускового крючка. Чем-то похожи на арбалеты, только громче, убойнее, их легче переносить и прятать. Из арбалета я стрелять умею. Даже из лука немного, хотя из арбалета легче, не смотря на его вес и перезарядку. Как говорила мама, у пистолетов тот же принцип - целься и стреляй.
У противников были немного другие штуки, которые, стоило тем пасть, прихватили с собой папа и его друг. Тоже оружие, - кивнула я себе, когда Франклин выпустил очередь из пуль по толпе противников, как только они оказались на следующем этаже. Я тенью следую за ними, в любой момент готовая выхватить и метнуть нож, если вдруг что-то пойдет не так.
В комнатке с мониторами (про них, "передачу видео-изображения", "кино", "интернет" и "телевидение" мама тоже рассказывала) они нашли еще оружие и, судя по всему, переговорочное устройство. "Рация", кажется так эти штуки называла и описывала мама. Они решают разделиться, и отец говорит следовать за ним. Мы быстро добираемся до какого-то строения. Что-то знакомое. Мама точно рассказывала про подобное - запах горящих свечей внутри, витражные окна с мозаикой, скамьи, картины, изображающие людей со свечением вокруг головы... "Церковь", кажется. Мы проходим к узкой деревянной лестнице, уходящей спиралью вверх. Папа замечает что-то практически под ней - пара ниш, занавешаных тяжелой плотной тканью и рядом с каждой еще по совсем неприметной дверце. Он проверяет, нет ли кого внутри и тихо велит мне спрятаться здесь, обещая вернуться за мной, когда закончит наверху. Я с явной толикой неохоты соглашаюсь и сажусь в эту каморку за завесой. Тут почти темно, и я тихо радуюсь, что не боюсь ни темноты, ни замкнутых пространств. Но вот ожидание не люблю. Вдруг понадобится помощь - а я сижу здесь. 
Однако шанс помочь представился и так. Буквально через три минуты я услышала шаги и голоса, переговаривающиеся на том же непонятном языке, что и все, кто встретился нам здесь. Значит это враги.
Я внимательно прислушалась к их приближающимся шагам. Совсем рядом один из них как будто отдал другому какую-то команду, и дальше я слышу шаги уже одного человека, понимая, что один остался стоять у подножия лестницы, прямо напротив шторки, за которой сидела я, а второй поднимается наверх. К отцу.
Я вынимаю клинок и считаю до десяти, пока шаги не поднимутся на несколько пролетов вверх, чтобы не услышать, что будет происходить здесь. И одно за одним, буквально в одну секунду, отодвигаю ткань, нахожу цель и бросаю нож. Человек находится ко мне четко в профиль, и острие входит в шею дальше от позвоночника, а я, вылетев из своего укрытия практически сразу за ножом, схватила рукоять и повела ее от себя, перерезая ему таким образом горло. Чтобы наверняка. Одновременно с этим я потянула его самого на себя, быстро обходя со спины и уже подталкивая. Дезориентированный и умирающий, он, судорожно хватаясь за вспоротое горло и пытаясь вдохнуть, сделал необходимые мне два шага, пока я перерезала провод его рации, закрепленной на правом плече, и утонул за шторой, из которой буквально семь секунд назад выскочила я. Убедившись, что его не видно, я рванула вверх по лестнице.
Знаете то чувство, когда за спиной вырастают крылья? Вот у меня сейчас как раз было именно это ощущение - будто обзавелась парой таких. Такое случалось всякий раз, когда за время своих скитаний по лесам, полям и долинам Четвертого Королевства я умудрялась попасть в засаду троллей или других разбойников и шансов убежать никаких не оставалось. Я вступала в бой, чувствуя эти самые крылья, буквально взлетала на ближайшее дерево, неизменно находя такую возможность, и вела обстрел сверху. Либо метала ножи прямо на ходу, буквально улетая от преследователей.
Вот и сейчас я бесшумно взлетала вверх по лестнице, пролет за пролетом, почти не чувствуя ступенек под ногами. Я увидела того второго за два пролета, когда он уже поворачивал ручку двери, ведущей не то на чердак, не то в колокольню.
Остановить. Привлечь внимание, - мысли проносятся, будто тоже на крыльях, да еще под чарами скорости, быстро подсказывая ходы.
- Эй! - и бросаю клинок.
Еще один определенный плюс набора, подаренного Вэндэллом, помимо их легкости при переноске - они закалены так, что к ним не пристает кровь. Это давало возможность сразу использовать нож, только что вынутый из противника, не опасаясь, что пальцы соскользнут по крови на лезвии и смажут бросок.
Он уже толкает дверь, готовый войти, но оборачивается, отвлеченный моим возгласом, вскидывая свое оружие - и ловит нож аккурат правым глазом, тут же выпадая в приоткрытую им же дверь, распахивая ее настежь. Я взлетаю к двери и заглядываю внутрь комнаты. Нет, не комнаты - все-таки это колокольня. Чуть в стороне на полу лежит еще один труп, а отец стоит у одной из бойниц и, приподняв бровь, переводит взгляд с трупа на меня, и обратно.
- Метко.
- Спасибо, - я чуть улыбаюсь, походя вынимаю свой нож и прячу в рукав, испытывая смешанные чувства. Вроде убила только что двоих, а вроде и папа похвалил. - Там внизу еще один был.
- Стрелять умеешь? - после непродолжительного все того же оценивающего взгляда, спросил он, поворачиваясь обратно к бойнице и кивая на еще одну...как ее Франклин назвал? "Винтовка?"
- Только из арбалета. И немного из лука, - вот опять оно. Вроде и умею, а вроде и опасаюсь разочаровать папу.
Тьфу, глупые эмоции, - я мотнула головой, будто выбрасывая из нее эту ненужную сейчас чушь, и подошла к нему ближе со словами:
- Но я уже говорила, что быстро учусь.
- Принцип тот же, что и при стрельбе из арбалета... - начинает он, но в этот момент его перебивает голос, донесшийся из рации парня, лежащего в дверном проеме. Точнее, голоса, о чем-то оживленно переговаривающиеся. Отец в это время отвернулся к винтовке и сделал несколько выстрелов.
- Что они говорят? - он же явно понимал их.
- Что у нас в течение трех минут будут гости. Пойдут они с задней двери. Говоришь, внизу был еще один?
- Да, но не думаю, что его найдут сразу - он упал туда, где ты меня оставил прятаться.
- Это хорошо, но сильно не поможет, они точно пройдут наверх, - он как будто что-то для себя решил и посмотрел на меня. - С твоей меткостью проблем возникнуть не должно, плюс - я хороший учитель. Возьми обоймы и пистолет у того, что у двери. Ему они точно больше не понадобятся.
Я кивнула и, быстро подойдя к телу, вынула пистолет и нашарила в поясе две обоймы, тут же пряча их в голенища сапог. А отец тем временем продолжал говорить:
- Принцип тот же - прицеливаешься и стреляешь. Не бойся отдачи, она будет, но ты пристреляешься. Не напрягай мышцы рук и пальцев, но держи их фиксировано.
Я так же быстро подхожу обратно к нему и внимательно наблюдаю, как он объясняет и наглядно показывает, как "правильно его держать", "снять с предохранителя", "поменять обойму". Я слушаю и копирую его движения: перехватываю пистолет в своих ладонях, проверяю обойму, снимаю с предохранителя.
- Не трать патроны зря, не спускайся вниз и не лезь на рожон. Если что - сразу кричи мне и возвращайся сюда. Все поняла? - спрашивает он спустя полминуты вводного курса для молодого стрелка. Я смотрю на него и уверенно киваю. И в этот момент краем уха слышу шаги по скрипучим деревянным ступеням, мгновенно разворачиваюсь, вскидывая пистолет и выдыхая, полсекунды прицеливаюсь и нажимаю на курок, не моргая. Пуля входит четко в лоб не успевшего ничего понять и даже не до конца поднявшегося человека. Слышно, как он скатывается на предыдущий пролет лестницы.
- Думаю, поняла, - выдыхаю, оборачиваясь на отца через плечо.
- Тогда вперед.
Снова киваю и, продолжая ощущать крылья у себя за спиной, юркаю на лестницу.
________________
Внешний вид: синие джинсы, такая же джинсовка, темно-бордовая хлопковая блуза навыпуск, сапоги мягкой коричневой кожи; в голенищах сапог по одной обойме и по три метательных ножа, по одному в рукавах; за плечами небольшой рюкзачок-мешочек с кое-какими мелочами, оставшимися от мамы, и несколькими зельями; в руках пистолет убитого мной охранника.

+2

11

Адреналин разливается по венам добротным виски, опьяняя и толкая вперед. Мы перекидываемся всего парой фраз, и в следующий момент я несусь к церкви, устраняя противников на своем пути. Моя цель - забраться повыше и обеспечить поддержку  "с воздуха", как ты любишь шутить. Девчонку я забрал с собой. Не было времени анализировать незнакомку, спасшую их. Нет, как факт, они бы и сами выбрались, только потратили бы чуть больше времени, сил и возможно, кто-то из них едва не погиб бы. Я мотаю головой и толкаю дверь, буквально вламываясь внутрь. Запасная обойма заткнута за пояс, оружие в моей руке еще не остыло, но сейчас мне нужно кое-что другое. Я быстро проверяю помещение, заглядываю в каждую дверь - лишние визитеры нам не нужны, да и получить пулю в затылок не входит в мои планы. Я оборачиваюсь к Элис и прошу "спрятаться здесь". Не вдаюсь в детали, почему меня настолько сильно беспокоит сохранность малышки, как и странное желание скрыть от ее глаз все, что будет происходить дальше. Да, это просто работа, мы убиваем людей, когда это необходимо, и сейчас именно тот случай, но почему-то, по какой-то абсолютно странной причине, именно в глазах этого ребенка я не хочу выглядеть убийцей.
Я улыбаюсь Элис и разворачиваюсь к лестнице, ведущей наверх. Нельзя терять время, любое промедление грозит напарнику смертью. Дверь поддается легко. Пистолет стреляет в моей руке всего раз, убирая преграду, тихо завалившуюся на спину. Ни всхлипов, ни стонов, ни нервных предсмертных судорог - отверстие с рваными краями между глаз дымится, но я уже не обращаю на это никакого внимания. Закрываю за собой дверь, устраиваюсь у одной из арок и быстро нахожу сквозь прицел винтовки быстро передвигающийся силуэт друга. За пару минут я успеваю снять десяток целей, расчищая ему путь. В какой-то момент он останавливается и смотрит прямо на меня, кидая довольную ухмылку и сообщает довольным голосом в рацию:
- Все-таки, винтовка – это твое.
- Придурок, нашел время, - проговариваю сквозь зубы и убираю еще одного, возникшего за спиной Фостера.  Я слушаю друга и киваю, соглашаясь со словами. Вертолет не взлетит,  пока они не закончат.
- Когда мы выберемся, я бы хотел поговорить – что это за девица, и почему она мне напоминает тебя?!
Дверь позади меня скрипнула, и я рывком оборачиваюсь на звук, чтобы увидеть, как из глаза одного из парней Карлоса торчит рукоять ножа, а позади, кидая на меня возбужденный взгляд, красуется та самая, что напоминает меня.
"Да чем мы похожи-то? Или он намекал на губы? Вот кретин!"
- Метко, - я одобрительно киваю и приглашающим жестом зову войти и закрыть дверь. Что же, раз она здесь, нет смысла отправлять ее обратно. Рядом со мной будет безопасней, да и спину сможет прикрыть в случае чего.
- Спасибо, - она смущенно улыбается, и я всего на секунду испытываю гордость за ее смелость и решительность. - Там внизу еще один был, - сообщает она, и я едва сдерживаюсь, чтобы не присвистнуть.
"Да кто ты такая?"
- Стрелять умеешь? - мне не так важен ответ, сколько ее понимание и готовность решиться. Я кидаю быстрый взгляд назад, проверяя, не прибили ли там Франклина, пока я веду тут светские беседы.
- Только из арбалета. И немного из лука. Но я уже говорила, что быстро учусь, - доносится до меня ее ответ.
- Принцип тот же, что и при стрельбе из арбалета... - голоса в рации отвлекают, я слушаю и невольно хмурюсь.
- Что они говорят? - голос девушки не звучит встревожено, скорее просто вопрос, для оценки ситуации.
- Что у нас в течение трех минут будут гости. Пойдут они с задней двери. Говоришь, внизу был еще один? -
- Да, но не думаю, что его найдут сразу - он упал туда, где ты меня оставил прятаться.
- Это хорошо, но сильно не поможет, они точно пройдут наверх, -  я перевожу взгляд с двери на девушку и обратно, решая, стоит ли... Стоит. - С твоей меткостью проблем возникнуть не должно, плюс - я хороший учитель. Возьми обоймы и пистолет у того, что у двери. Ему они точно больше не понадобятся. - Я продолжаю говорить, пока девушка четко следует инструкциям. В отличие от Франка, она это делать умела, что несомненно радовало. Второго Фостера я бы не пережил. - Принцип тот же - прицеливаешься и стреляешь. Не бойся отдачи, она будет, но ты пристреляешься. Не напрягай мышцы рук и пальцев, но держи их фиксировано.
Она подходит ко мне, слушая внимательно, и впитывая все, словно губка. Я рассказываю все, что необходимо ей в данный момент и может помочь. Она повторяет мои движения удивительно точно, словно не в первый раз держит оружие в руках. Но сейчас не важно, откуда и почему, сейчас главное выжить.
- Не трать патроны зря, не спускайся вниз и не лезь на рожон. Если что - сразу кричи мне и возвращайся сюда. Все поняла? - спрашиваю я, краем сознания противясь тому, чтобы отпустить девчонку слишком далеко от себя.
Беспокоюсь. Меня действительно волнует ее безопасность.
Скрип ступеней решает за меня. Выстрел оглушает, и я смотрю, как точное попадание выводит еще одну фигуру противника с шахматной доски.
- Думаю, поняла, - она выдыхает и смотрит на меня через плечо.
Интересно, а меткость передается по наследству? - проскальзывает невольная мысль, но я уже отворачиваюсь к арке и смотрю сквозь прицел.
- Тогда вперед.
Треск рации и голос Франклина сообщает о начале веселья.
- Твой ход, напарник, - одна фраза действует, как спусковой крючок. Все мое внимание приковано к другу, и я выжидаю.
Позади раздаются выстрелы, но больше нет сомнений - эта малышка просто так не умрет, и по неизвестным мне причинам не даст никому убить и меня.
Мои мышцы напряжены, у меня есть только одна попытка. Нет, я никогда не промахиваюсь, но что-то всегда может пойти не так. На кону жизнь Франклина, опять, а потерять его я не могу. Нет, возможно в напарники мне дадут более квалифицированного агента, не бабника и не идиота. Мои губы дергаются, обозначая кривую улыбку.
Да черта с два я променяю своего идиота, на выдрессированную собачку ЦРУ.
Фостер идет по дорожке, я незримой тенью следую за ним, кажется перестаю дышать, потому что план откровенно... в духе Франклина. Он останавливается и окрикивает Карлоса. Три выстрела, три трупа. Позади слышатся крики, и я отвлекаюсь на долю секунду после чего нажимаю в четвертый раз, простреливая кисть главаря.
- Фостер?
Я смотрю сквозь прицел на друга, пока испанец двигается в его сторону. Внезапный грохот оглушает и земля ненадолго уходит из под ног.
Твою мать, сколько ты заложил на этот раз! - мысленно ругаюсь и наблюдаю, как напарник скручивает Карлоса.
Но что-то определенно не даем мне покоя. Голос друга звучит хрипло:
- Найди девчонку, но вертолет пилотировать тебе… друг.
- Фостер? Твою мать, серьезно?! Не вздумай подохнуть, кретин!
Я закидываю винтовку за спину, если вдруг придется отстреливаться из вертолета и разворачиваюсь к двери, готовый сорваться. Время, время, время, оно всегда на исходе, тем более, когда дело касается их.
- Элис, нам пора! - мы буквально вываливаемся из церкви и бежим к вертолетной площадке. Кажется, в какой-то момент, я схватил девчонку за руку, не желая случайно потерять, она не сопротивлялась и старательно держалась рядом, умудряясь бежать так же быстро, как и я.
Я выпустил ее руку, только когда мы оказались рядом со взлетной площадкой.
- Садись в вертолет, - я произношу всего одну фразу, а сам кидаюсь к другу, лежащему на земле.
Второй раз за сутки этот мудак умудряется оказаться слишком близко к смерти, то и дело приглашая костлявую даму для нового танец.
- Очнись, животное! - я кричу, хотя в этом хаосе из огня, дыма и падающих обломков мой голос стирается. Рядом валяется Карлос, и едва он пошевелился, приходя в себя, я вырубаю его прямым ударом в челюсть с ноги. В ближайшее время есть он будет только через трубочку.
Элис что-то кричит, кажется, просит поторопиться, так как...
Еще гости? Им бы бежать, когда главарь пал, но видимо слишком преданными оказались шафки.
Я перехватываю Фостера поперек груди и не без усилий поднимаю с земли, закидывая к себе на спину.
- Сука, как же ты мне дорог, - ругаюсь в сердцах и быстро, насколько получается, иду к вертолету. Осторожно загружаю тело, устраивая на удивление, просторном полу "птички" и кидаю быстрый взгляд на девушку.
- Помочь сможешь? - девушка кивает и через секунду разрывает ткань в месте ранения. Я прижимаю пальцы к шее Фостера, проверяя, что этот гад все еще жив, пусть и без сознания, прежде чем вернуться к Карлосу, хотя я с большим удовольствием оставил бы его здесь. Испанца я волоку за ноги и буквально закидываю на свободное сиденье. Быстро связываю, кидая обеспокоенный взгляд на бледное лицо Фрэнка.
- Придурок. - кидаю беззлобно и через пару минут мы взмыли в небо, оставляя разрушенную виллу главаря испанской мафии и трупы его охраны где-то там, внизу.

[NIC]Tuck Hansen[/NIC]
[STA]kick-ass travel agent[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/7857034.gif[/AVA]
[SGN]http://i.imgur.com/E6JjbDp.gif
У каждого должен быть друг с повернутой башней!
[/SGN]

+2


Вы здесь » CROSSTWINE: Extension » - обратная сторона луны » Daughter from the 4th Kingdom


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC