Alice Liddell

Любезный цербер
690426245
Deadpool

Красавчик в спандексе
401490665

Lydia Martin

Рыжая бестия
411654411
Stiles Stilinski

Герой с битой
640172515


Приходи и играй. Никаких анкет и ограничений, только желание написать свою историю за любимого героя ;)



Best of the Best



CROSSTWINE: Extension

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSTWINE: Extension » - обратная сторона луны » Идеального преступления не бывает, должны быть улики


Идеального преступления не бывает, должны быть улики

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Идеального преступления не бывает, должны быть улики

http://s2.uploads.ru/jU7DK.png

Место действия: самые ужасные, грязные улицы Парижа. Потом заброшенный дом. 
Время: осень, поздний вечер

Фандом: Assassin's Creed: Unity
Участники: Элис Лидделл (AU),
Стайлз Стилински (AU),
Харли Куинн (AU)

Описание: был найден важный артефакт неким корсиканцем-выскочкой, который решил прогуляться по своим делам поздно вечером. Увы, с помощью тайного артефакта можно было приобрести большую власть, за которой как раз гнались тамплиеры. Узнав, у кого мог находиться важный предмет, тамплиеры забирают в плен Бонапарта, надеясь, что выпытают у этого стойкого человека информацию.
Братство Ассассинов не собирается терять свои самые крепкие связи из-за давнего врага, поэтому посылает самых лучших людей.

Согласие на участие ГМ: Согласны

+1

2

[AVA]http://s3.uploads.ru/j3THu.png[/AVA][NIC]Napoleon Bonaparte[/NIC][STA]Император-в-проекте[/STA]Небо над Парижем давно уже не было голубым и ясным. Солнца было так мало, что, казалось, вся тоска поглотила его. Небо пасмурное, а дым, валящий в некоторых местах клубами, лишь усугублял атмосферу грязного города. Полная разруха царила в Париже, и ходить по улицам просто так – приравнивалось к смерти. Революция, голод, грабеж и насилие – все оставляло свой след.
Просто так шатаясь по улочкам, тебя могли остановить люди из каких-нибудь политических клубов и заставить выкрикнуть то, с чем был бы не согласен в душе, но под страхом смерти все равно пришлось бы выдавить из себя лживые слова, иначе увидишь свои внутренности. Даже женщина могла пырнуть ножом, если бы ты косо посмотрел. Любой человек, который беднее тебя, запросто захотел бы выплеснуть всю свою агонию и ненависть.
Бонапарт не опасался такого, хоть и не подвергал себя опасностям зря.
Он жил как раз неподалеку от подобных мест, где через пару кварталов улицы кишели такими людьми. Сам же он, зная, что такое бедность, голод и отчаяние, прекрасно понимал их, но считал, что человек сам может всего добиться. Бонапарт так и делал невзирая ни на что, а, завладев некой тайной, стал еще быстрее строить свою карьеру. Газеты уже говорили о нем, имя Наполеон было на устах народа, все верили в него и были те, кто ненавидел и желал убрать с шахматной доски истории.
Как раз в один из вечеров Бонапарт возвращался домой после долгого тяжелого дня. Ему надо было поспать часа четыре, встать рано утром и продолжить делать свои дела, благодаря которым он, возможно, добьется поставленных целей. В его гениальной голове намечался план похода, который, по мнению простых людей,  был категорически невозможным, хоть и полезным…в мечтах Франции. Но он верил в себя и…в свои секреты, которые хранил в себе настолько глубоко, что ни одна игла вонзенная под ноготь не выпытает их из Бонапарта. Все было бы хорошо, если мужчина не погрузился бы в свои мысли настолько глубоко.
Проходя мимо закрытого рынка, он услышал шорох, который заставил Наполеона обернуться.
-Хм? – но он никого не заметил, хоть и насторожился. Может, это крыса где-то пробежала у него под ногами и он не заметил? Повернувшись назад, Бонапарт быстро зашагал к своему дому, желая как можно скорее покинуть темные улицы Парижа.
Добравшись до своей квартиры, он схватился за ручку, чтобы открыть дверь, но та с легкостью отворилась сама, да еще с таким противным тихим скрипом, который прошелся, вероятно, по всему помещению нарушая тишину.
Когда глаза привыкли к темноте, Наполеон увидел, что вещи были перевернуты и все документы разбросаны. Только ничего не было взято, даже личная переписка не была распакована. Кажется, он понял, зачем пришли воры, но в этот момент на его голову опустился тяжелый тупой предмет, который вырубил Бонапарта.
***
Очнувшись, главнокомандующий почувствовал на своем лице липкую кровь, запекшуюся на его переносице. Голова гудела и перед глазами плыло, но Бонапарт все равно заметил перед собой чей-то силуэт, который тряс его за плечо что-то спрашивая. Голос незнакомца доносился эхом до сознания Наполеона, отдаваясь в голове болезненными раскатами. Корсиканец ни единого слова не понял и лишь простонал, бормоча себе под нос, что обязательно найдет и насадит прилюдно их головы на пики. Только чьи «их»? 
В этот момент мужчину окатили ледяной водой, чтобы он пришел в себя. Вздрогнув, Наполеон широко открыл глаза, уже четко видя своих похитителей и место, куда его привели. Это был какой-то заброшенный дом, ибо тут уж давно потолок покрылся плесенью, а воздух пропитался сыростью. Получается, этот дом находился где-то рядом с рекой? Запросто.
Наполеон хоть как-то пытался понять, где он и, старался уже построить план своего побега, пока его не отвлек резкий вопрос.
-Где артефакт, мсье Бонапарт?

+1

3

[AVA]http://s7.uploads.ru/0kM2q.png[/AVA]— Когда я достигну квинтэссенции изящности и динамичности, я, наверное, сойду с ума от счастья, — тихо бормочет Стайлз, небрежно поправляя скатавшийся капюшон. — Вот скажи мне, пожалуйста, — поворачивается он к Алисе, говоря уже чуть громче, с явной толикой обиды и рефлексивного разочарования, — как можно быть толерантным, когда вокруг тебя одни мудаки? Не то чтобы я возвышал себя среди людей, занимающих всё пространство вокруг меня, но вопиющая несправедливость обычно выпадает именно на мою долю, а я, вообще-то, не вол, чтобы на горбу вытягивать чужие недочёты.

Стайлз специально отворачивается в другую сторону, делая вид, что поправляет амуницию, чтобы не словить непонимающего взгляда. Он, вообще-то, почти наверняка уверен в том, что Алиса не потребует объяснений, но ему всё равно не хочется обсуждать причины своих вселенских обид. В конце концов, не будет же он жаловаться, что стал причиной смачного мордобоя в очередном кабаке?

Ты можешь объяснить Стайлзу, в чём его проблема? — Стилински присаживается на корточки, упираясь локтем в колено, и с интересом разглядывает быстро семенящего куда-то корсиканца в смешном костюмчике.  — Поздним вечером он один гуляет по самым отвратительным улицам Парижа, наивно полагая, что его здесь никто не тронет? — мальчишка поджимает губы и ведёт взглядом за торопящимся Бонапартом. — Да даже я, если бы я был каким-нибудь уличным пройдохой, давно уже всадил ему бы рапиру под рёбра. Это камзол на нём? Мне нравится. Слушай, очень нравится!

Стайлз поднимается на ноги, оборачиваясь к Алисе, и отвешивает ей поклон, призывая двинуться следом за Бонапартом. При этом он весело улыбается, покачиваясь на пятках и дурашливо корча рожицу.

Я чего не понимаю, так это того, что мы не можем сразу снять головы тем, кто должен будет на него напасть, — Стайлз идёт наравне с Алисой, практически играючи переходя с крыши на крышу, не забывая при этом следить за юлящим по переулкам Наполеоном. — То есть, нет, это всё очень круто продумано, потому что так мы будем знать, кто именно на него накинется, куда его утащат и что с него потребуют, но всё же... а вдруг его покалечат? Мне не жалко, конечно, я вообще не особливо жалостливый, но всё равно это как-то нерационально. Ну, немного. — Стайлз болтает, как заведённый, даже не понимая, что Алиса почти не отвечает ему, потому что банально не успевает этого сделать - вслед за вопросом на неё сыплется ещё тонна малосвязных речей, а потом ещё и ещё. Наверное, это удручает, но Стайлзу этого всё равно не понять.

О-о, слушай! — внезапно восклицает Стайлз и даже спотыкается о скат верёвки, небрежно прошенной у края крыши. — Ты пробовала «кальвадос» в таверне в трёх кварталах отсюда? Местные проходимцы знают толк в вине! — Стайлз пропускает даму вперёд себя по доскам, проставленным между крышами, и идёт следом, весело размахивая руками, как цирковой акробат. — Не думай, что считаю тебя запойной алкоголичкой, — о да, каждый раз Стайлз интересовался, пробовала ли Алиса то или иное пойло и очень огорчался, если она отвечала отрицательно, — но вдруг мне повезёт, и я смогу поделиться с тобой впечатлениями о потрясающем вкусе? — на этих словах Стайлз оборачивается, чтобы подмигнуть Алисе, и чуть ли не падает с отвеса крыши, но удачливо остаётся на ногах, вовремя схваченный за руку. — ..да, спасибо. Так вот, пробовала?

Бонапарт скрывается за дверью одного из домов, а Стайлз крайне увлеченно следит, как шевелятся губы Алисы. А Вы замечали, какие у Алисы классные губы? О-о, они просто шикарны! Алиса и сама очень красивая; в рейтинге Стайлза она очень удачно соперничает с Лидией, - прекрасной придворной дамой, питающей любовь к пышным платьям и праздничным танцам. И Стайлз не уверен, что Лидия, чудесная статная Лидия, всё же победит в этой битве за обладание титулом самой пухлогубой леди. Простите, но Стайлзу даже не стыдно. Нет. Ни капли.

Я хотел этот вечер провести в таверне в центре города, — охотно делится Стайлз несбывшимися планами, — а теперь мы с тобой сидим тут и ждём, пока местного главнокомандующего изобьют и утащат в тёмный уголок. А зачем? Чтобы спасти! Я не против побыть героем в очередной раз, но серьёзно! Мне двадцать три, а я людей убиваю. Эх, где моя весёлая молодость! — ассассины спускаются с крыши, бесшумно юркая в один из проулков, чтобы идти следом за тёмными силуэтами, бодро тащащими бессознательного Бонапарта чуть ли не за шкирку.

Ассассин тих, ловок и проворен, молчалив и сосредоточен.

Это определение явно не подходит для Стайлза.

Мальчишка понимает, что они, вообще-то, ведут очень важную слежку, и знает, что если они выдадут себя - то головы снимут уже им. НО СТАЙЛЗ НЕ МОЖЕТ МОЛЧАТЬ! У него в голове слишком много мыслей, скатывающихся в один клубок, распутывающихся и сбивающихся снова, - и Стайлзу обязательно надо с кем-то ими поделиться, чтобы не задохнуться от недостатка здравых фактов. Именно поэтому он бесконечно третирует терпеливую Алису.

Прикольно, — выносит вердикт Стилински, когда массовики-затейники скрываются в старом, обветшалом домике недалеко от Сены. — Страшней берлоги не нашлось? — мальчишка с интересом разглядывает покосившееся здание, мысленно проглядывая слабые места и выискивая возможность попасть внутрь как можно более бесшумно. — Наверное, надо встать напротив того окна, — разумно предлагает он, вслушиваясь в приглушённые стенами голоса, — так будет видно, что происходит внутри. В конце концов, на крышу я подниматься не рискну - обвалится ещё, и как мы себя объясним? «Привет, ребята, а мы тут воздушных змеев пускаем»? — Стайлз оглядывается, нервно ощупывая висящие на поясе дымовые бомбы, и накидывает на голову капюшон. — Ладно. Дамы вперёд.

снаряжение:
фантомный клинок на правой руке, скрытый клинок на левой, меч у левого бедра, три дымовые бомбы (две обычные и одна с растяжкой), револьвер на правом бедре, три метательных ножа на атрибутном поясе.

+2

4

[AVA]http://s6.uploads.ru/mZDes.png[/AVA]Попасть на обучение к ассасинам в возрасте восьми лет - для кого угодно не самый лучший вариант. А уж если ты еще и девочка из самой что ни на есть приличной семьи, так еще и узнала об Ордене в связи со смертью этой самой семьи, глава которой занимал довольно высокое положение и "налаживанием связей" перешел дорогу кому-то не тому... Дальше тебе остается либо погрязнуть в сочувствии окружающих и дождаться, пока за тобой придут и добьют, либо взяться за маячащую возможность подняться на ноги и дать отпор кому угодно обеими руками и ни за что не отпускать.
Элис чудом избежала смерти, выбравшись из горящего дома через окно своей спальни, таким же чудом попала в руки не убийцам, а хорошей знакомой отца - хозяйке элитного публичного дома. Правда, тогда девочка еще думала, что это просто особняк, в котором постоянно идут балы... В конце концов, она была еще ребенком, что вы хотите?
Так вот... а мадам Шарэн уже, помыв, переодев и покормив, передала необычно тихую и серьезную девочку с рук на руки другу отца из Ордена Ассасинов. Тот неплохо знал обеих дочерей Лидделл и по-видимому, просто решил сразу посмотреть, сможет ли младшая справиться - напрямую рассказал, что произошло, как и почему, и предложил два варианта: либо она отправляется к тетушкам в Прованс, где ее скорее всего найдут и попытаются убить вместе с родственниками заодно, "потому что эти люди не оставляют дела не законченными"; либо она остается жить у тети Нан (так зовут мадам Шарэн, которой он постоянно периодически будет напоминать, что из девочки должен вырасти ассасин, а не "еще одна девица в твой цветник"), будет обучаться и тренировать у него самого - и лет через десять вступает в Орден.
И Элис без особых колебаний, но вполне осознанно выбрала второй путь.

- Мне никогда не сравниться с "местными проходимцами", Стайлз, - отвечает она привычно иронично, легко проскальзывая вперед парня по доскам на соседнюю крышу.

И где же она сейчас? С напарником ловит "на живца" в виде главнокомандующего Бонапарта не то зарвавшихся радикалов, не то столь же зарвавшихся тамплиеров - многомудрые главы Ордена тактично избегают какой-либо конкретики на этот счет.
Про напарника определенно можно сказать пару слов отдельно: на два года младше, на две головы выше и на много, много говорливее. Элис, если честно, до сих пор не могла понять, каким чудом этого поистине непоседу приняли в Орден. Как он прошел с первого раза посвящение еще понятно - когда нужно, Стайлз может быть...профессионален. Но это скрывается под тоннами его реплик и даже дурашливости. Элис же обычно собрана, серьезна и остра на язык (как утверждали некоторые, "с кем надо и не надо"). И эти два, казалось бы, антипода на удивление...сработались. Их первое совместное задание оказалось сущим кошмаром, но до чертиков удачным - все было выполнено безупречно, не смотря ни на что. И вот уже год они работают вместе. Неизменно успешно. Неизменно не скучно.
Элис периодически казалось, что этого парня приставили к ней ради достижения ею какого-то высшего просветления. Ну, на счет просветления она не знает, но к каким-то вещам отношение определенно изменилось в лучшую сторону.
Что же касается "живца" - как минуты полторы назад она ответила на очередной вопрос парня в нечасто перерыве между его "потоком сознания" - "Его проблема - мы. Но мы же сейчас и его спасенье, как это не парадоксально. А он просто идет к себе домой". Жавер, когда давал им инструкции, в детали не вдавался, поставив довольно простую задачу: проследить за Бонапартом и узнать, кому и зачем тот понадобился. Всё. Про некоторые слухи, буквально висящие в воздухе, он тактично умолчал.
Что им остается? Правильно - идти выполнять.

Лидделл подхватывает Стайлза под локоть как раз вовремя, когда тот чуть не шагнул с крыши. Как всегда, впрочем. Но теперь это делается почти на автомате, потому что...да потому что это Стайлз, а новый напарник ей не нужен. Да и с кем она еще так сработается?
- Нет, в той таверне я ничего не пробовала, - девушка с улыбкой качает головой, не отрываясь от наблюдения за дверью, за которой скрылась их цель. - Поделиться впечатлениями ты можешь всегда, здесь тебя даже падение со стены врядли остановит. Но не будем о грустном. Какие были планы на вечер? Мадам Шарэн передавала тебе привет, кстати.
На заявление напарника про его ушедшую молодость Элис только хмыкнула, бесшумно приземлившись в проулке - его послушать, так ему все шестьдесят три. Как хорошо, что он говорит не всерьез. Ну, либо это просто она так воспринимает некоторые его выпады, принимая за признаки отменного чувства юмора.
Мда, убежище напалеоновских недоброжелателей выглядит действительно давно покинутой берлогой. И если бы не еле заметный свет в окнах первого и второго этажа, можно было бы принять этот дом за заброшенный.
- Именно поэтому через крышу пойду я, - Элис кивнула на мелькнувшие силуэты в одном из окон второго этажа. При том мелькнувшие не в первый раз - когда внутрь вошли "провожатые" с главнокомандующим на буксире, эти силуэты уже были наверху. - Их там минимум двое, трое притащили сюда Бонапарта. Значит минимум их пятеро, - девушка быстро прикидывала варианты и набрасывала план. - Ты войдешь через это самое окно, которое тебе так приглянулось. Только дождись, пока я привлеку их внимание - уверена, там и так будет скрипеть всё, что можно и нельзя, но на всякий случай я уровню что-нибудь по-существеннее. Это отвлечет их от Бонапарта, а твое появление их еще больше дезориентирует, - девушка вновь хмыкнула, кивнув и надвинув капюшон глубже, иронично согласилась: - Дамы вперед.
Забраться на крышу этой двухэтажной развалюхи, которая по какому-то недоразумению называлась домом - раз плюнуть. Скользнуть на чердак через не то, что не заколоченный, даже чисто технически не запертый люк - еще проще.
Хм, а все не на столько уж и плохо, - подумала девушка, когда доски под ее сапогами издали лишь символический скрип, а не длинную заунывную "трель". - Зато все слышно.
В комнате прямо под ней их оказалось все-таки трое. Но один, судя по всему, был из только что прибывших. Элис сделала пару аккуратных шагов, прислушиваясь.
- Нашли?
- Нет, - ответил другой голос, принадлежавший, по-видимому, как раз одному из тех, кто "встретил" Бонапарта на квартире. - Если он все еще у него, то спрятан точно не там, - зашелестели какие-то бумаги. - Но кое-что интересное там было...
...а вот этот шаг все-таки делать не стоило.
Пол ушел из-под ног совершенно неожиданно. Элис даже ахнуть не успела, как с оглушительным треском ломающихся досок провалилась на этаж, крайне удачно для себя приземлившись на одного из говорящих.
Не совсем то, что она планировала, но внимание она точно привлекла.
________________________
Одежда|Амуниция: темно-коричневый костюм; на руках по скрытому отсоединяемому клинку, рапира у левого бедра, револьвер - у правого, пара дымовых шашек и метательных ножей на поясе, еще по паре метательных ножей в голенищах сапог.

+2

5

[AVA]http://s7.uploads.ru/0kM2q.png[/AVA]В гробу Стайлз всё это видел. И оружие, и артефакты, и Наполеона, и кровавые расправы, и весь Орден Ассасинов вместе взятый. И ровно там же он видел себя, мечущегося между гильотиной и стойким желанием спиться в каком-нибудь захудалом кабаке, где его никто и никогда не вздумает искать.

У Стайлза никогда не возникало потребности в убийствах, о котором так хвалебно отзывались иногда рекруты. Желание оборвать чью-то жизнь - сродни болезни, наверное, а Стайлз ни в коем разе не желал ни болеть этим желанием, ни заражать других, а потому твёрдо придерживался правила: «убивать только тех, кто ну совсем уж напрашивается». В это правило, конечно, не вписывались некоторые личности, но в большинстве своём Стайлз умудрялся себя оправдывать.

Сейчас оправдание найти было легко.

Похитители Наполеона настроены были явно очень решительно. Благо, они хотя бы не били его по лицу, чтобы узнать то, что им было нужно, хотя по выражению этого самого лица Стайлзу было ясно, что Бонапарту хотелось как минимум провалиться сквозь землю от отвращения.

Пока Алиса грациозно плясала по крыше ветхого домишки, Стайлз яростно пытался почесать левый бок сквозь атрибутный пояс и плащ - кожа зудела неимоверно, как раз на том месте, где Стилински совсем недавно умудрился ошпариться чайным котелком. За этим крайне важным занятием - чесанием кожаного пояса - Стайлз совершенно забылся и обернулся в сторону крыши лишь в тот момент, когда Алиса вдруг ступила на прогнившую доску и рухнула вниз на один этаж.

— ..бля, — запоздало вякнул Стайлз и, накинув съехавший капюшон на голову, ловко спрыгнул вниз, чтобы не терять драгоценное время и пробраться в окно первого яруса.

Мужчины, находившиеся в комнате, явно замешкались: двое так точно проводили третьего, убежавшего по лестнице вверх, крайне удивлёнными взглядами. Стайлз воспользовался заминкой и вскочил на подоконник, сразу же впрыгивая внутрь на одного из тамплиеров и перерезая ему горло скрытым клинком. Второй резко обернулся и, едва завидев Стайлза, заорал во всю глотку:

Ассассины!

«Тамплиеры!!» — захотелось Стайлзу крикнуть в ответ, но он лишь молча сделал шаг назад, ногой отпихивая в сторону труп, и выхватил меч.

Отражать атаки явно настроенного убить тебя человека — сложно, особенно если ты не шибко желаешь убивать его в ответ. Стайлз лениво отбивался, то и дело кидая взгляды то на лестницу, то на беснующегося на стуле Бонапарта, который, судя по яростному ёрзанию, пытался высвободиться из пут.
Выбив меч из рук нападавшего, Стайлз сунул свой обратно в ножны и напрыгнул сверху, чтобы воткнуть скрытый клинок в шею тамплиера, но тот ловко увернулся от лезвия, и Стайлзу пришлось вцепиться в его одежду, чтобы не упустить.

Вялотекущий поединок грозил превратиться в первую часть Марлезонского балета, когда по ступенькам с верхнего этажа чуть ли не кубарем скатился один из тамплиеров. Окончив свой «путь» у подножья лестницы, он издал жалобный стон и закатил глаза, уткнувшись носом в пол. Промеж лопаток у него красовался нож, явно воткнутый туда Алисой.

Стайлз отвлёкся на шум, и тамплиер ловко вывернулся из-под его руки, тут же дав фальстарт из комнаты. В тот же момент Алиса спустилась вниз по лестнице, и Стайлз молча ткнул пальцем в распахнутую дверь. Дождавшись реакции и мгновенного исчезновения напарницы, он тяжело вздохнул и медленно направился к спасённому Наполеону.

Бонапарт явно был не особо рад тому, что его привязали к стулу и до сих пор не освободили, однако он горделиво молчал, следя за медленными (демонстративно медленными) движениями Стайлза.

Месье Бонапарт, — присел Стайлз в шутливом реверансе.

Вы кто? — недовольно поинтересовался Наполеон, снова поёрзав на месте.

Ваш большой поклонник! — честно ответил Стайлз и, сверкнув хищной улыбкой из-под капюшона, присел рядом на корточки, — Я бы с удовольствием Вас развязал, но в нашем плане таких указаний не было, так что прошу меня извинить, — и прежде, чем Наполеон успел что-либо возразить, Стайлз с размаху залепил ему кулаком по лицу, вырубая.

Поднявшись на ноги, он оглядел беднягу и скривился:

Охренеть, я вырубил главнокомандующего французской армии. Кому расскажу — не поверят.

Догнать и найти Алису было нетрудно: оказалось достаточным забраться по ближайшей стене вверх и пробежать пару переулков по крышам.
Напарница обнаружилась в одном из узких проходов: она не только поймала сбежавшего тамплиера, но уже, кажется, пыталась вытряхнуть из него либо душу, либо — как минимум — полезную информацию.

Стайлз с шумом спрыгнул вниз, в метре от Алисы, и кокетливо прислонился к стене, складывая руки на груди и обращаясь к бедняжке-тамплиеру:

В твоих интересах рассказать нам всё, что ты знаешь, котик.

снаряжение:
фантомный клинок на правой руке, скрытый клинок на левой, меч у левого бедра, три дымовые бомбы (две обычные и одна с растяжкой), револьвер на правом бедре, три метательных ножа на атрибутном поясе.

+2

6

[AVA]http://s6.uploads.ru/mZDes.png[/AVA] Да уж. "Существеннее" себя она могла уронить разве что потолок им на головы. Но стоит отметить, что с импровизацией Элис перешла на "ты" именно с появлением Стайлза. До этого все всегда шло строго по плану, и если что-то шло иначе... Хотя, иначе все только с появлением Стайлза и стало идти. Но это иначе оказалось неожиданно не "против плана", а "вариантно". На каждый возникающий косяк Стайлз реагировал все с тем же юмором, легко выкручивая ситуацию под себя. И в какой-то момент Элис поняла, что может не хуже.
Именно поэтому, не успели осесть пыли и труха, сопровождающие ее падение и прикрывшие не хуже дымовой шашки первые пять секунд после приземления, как на втором этаже были два трупа. Шея бедолаги, на которого упала Элис, безумно удачно сломалась об ее колено в момент приземления, а того, что был ближе к двери, она сняла метательным ножом, не поднимаясь.
Вот после этого-то ее прикрытие осело на пол, а снизу и донеслось очевидное "Ассасины!" - значит Стайлз тоже внутри.
Интересно, а они ждали кого-то еще?.. - с этой мыслью Лидделл подорвалась с трупа на встречу очухавшемуся тамплиеру, стоявшему до этого у стола, а сейчас с мечом наперевес ринувшегося на ассасинку. Успешно парировав его атаку, Элис смогла подвести его к трупу, послужившему для нее матрасом, и если сама она переступила через раскинувшиеся руки-ноги, то нападающий запнулся об одну из конечностей, и девушка смогла выбить меч у него из руки и почти достать его рапирой... Но из-под трупа в дверях выбрался еще один парень, похоже, прибежавший снизу, и слету метнул пару ножей. Пришлось быстро уворачиваться от лезвий, второе из которых задело первого бедолагу. Тот взвыл, хватаясь за плечо и поливая руганью почему-то Элис. Но девушку уже пытался прижать горе-метатель, да и в принципе вслушиваться в витиеватую непечатность у нее желания не было. Но когда он, все так же ругаясь сквозь зубы, рванул к двери, Лидделл, парировав очередной выпад, с левой руки метнула в него нож.
И тихо чертыхнулась - острие вошло в стену прямо перед лицом тормознувшего тамплиера. Тогда, поднырнув под мечом своего визави, она выкинула вверх левую руку со скользнувшим из рукава скрытым клинком и проткнула его шею под подбородком. Тут же отпихнув от себя уже-почти-труп, ассасинка рванула за таки выбравшимся из комнаты тамплиером, на ходу убирая рапиру, вынимая из стены свой нож и перепрыгивая через труп в дверях. Благо коридор оказался не коротким, так что беглец все-таки словил пропущенное ранее лезвие - только спиной, а не лицом. Что, в общем-то, не помешало ему, скатившись по лестнице, испустить дух.
Почти перепрыгнув скрипучие ступеньки, Элис узрела живописную картину: Бонапарт, привязанный к стулу - одна штука; труп - одна штука; распахнутая дверь - одна штука; Стайлз, указывающий на эту самую дверь - одна штука. Девушка кивнула, поняв все и так, и быстро юркнула наружу, догонять очередного беглеца.
Чертовы тамплиеры, чуть что - сразу драпать, - раздраженно думала Лидделл, поняв, что эта тварь собирается свернуть в переулок - и гоняйся потом за ним. Нет, она не сомневалась, что догонит его даже в этом случае, но хотелось разобраться с этим делом раньше, нежели позже. Поэтому, секунду прицелившись, она метнула нож, вошедший в правое плечо почти скрывшегося в переулке беглеца, что того аж чуть развернуло и бросило уже почти спиной на стену. Он, конечно же, тут же потянулся к чему-то у себя на поясе, но эту его руку на лету, так сказать, перехватила подоспевшая Элис. Скрытым клинком, прошившем кисть и вошедшим в бок, заодно и припирая его к стене. Нож в плече, подобно гвоздю сейчас, соответственно тоже вошел глубже. Мужчина взвыл.
С тамплиерами у Элис всегда был разговор короткий. Поняв, что в смерти ее семьи виноват не кто-то конкретно, а весь их чертов орден, она методично убивала каждого тамплиера, попадавшегося ей на пути. Если нужна была информация - безжалостно ее выпытывала, а потом убивала. Ей было плевать, кто это, что у него есть семья или дети - это абсолютно не важно. Они вон решили сжечь всю ее семью. И с точки зрения прагматизма - это было верное решение. Ведь если вырезать всю семью, а не только цель - не останется тех, кто мог бы встать на тропу кровной мести. Как это, в результате случилось, с ней самой.
- Что вы искали у Бонапарта? - голос холоден и абсолютно спокоен, даже дыхание за эту краткую погоню сбиться не успело. Не вынимая клинка из его бока, она вывернула его оставшуюся руку, попытавшуюся вцепиться ей в горло. - Не дергайся и отвечай на вопросы - быстрее сдохнешь, - она надавила на захваченное запястье сильнее - послышался треск - и следом еще один сдавленный вой, а выпущенная рука безвольно повисла. - Говори. Что вы искали у Бонапарта?
В этот момент к их "милой" беседе присоединился спрыгнувший сверху Стайлз, и девушка быстро вынула и снова загнала клинок через руку в бок тамплиера, заставляя его снова сдавленно вскрикнуть, дернуться, и, наконец, с неохотой, но все же прорычать сквозь зубы:
- Артефакт.
- Отлично. Дальше говоришь внятнее, - тихо приказала она, припоминая подслушанный обрывок разговора. - Вы не уверены, что артефакт у него. У кого еще он может быть? - а после пяти секунд молчания добавила: - Ты не умрешь, пока не скажешь все, что знаешь, - рукоять револьвера пришлась аккурат по сломанному запястью, раздрабливая лучевую кость и сподвигая к конструктивной диалогу. - Следующим будет твое левое колено.
- ...девка... - отдышавшись, явно превозмогая боль, начал говорить он, - ...должна была украсть...для нас... - когда он снова замолчал дольше, чем на пять секунд, Элис демонстративно перехватила револьвер за дуло, показывая готовность ответить за свои слова, и тамплиер продолжил, - ...но обманула...мы пытаемся узнать...что она с ним сделала...
Понятно: схватили и пытают, - она быстро переглянулась с напарником.
- Где ее держат?
- ...в Бастилии...
Рукоять револьвера с хрустом врезается в его левое колено.
- Ха-ха, смешно, я оценила, - девушка чуть поморщилась, когда поняла, что он не может стоять на ногах, а ей его держать в вертикальном положении у стены проблематично. Поэтому она просто присела на корточки, когда тот сполз по этой самой стене. В процессе, конечно же, изменился угол, под которым клинок входит в его тело, что причинило дополнительную боль. - Еще раз соврешь - я выбью тебе и второе колено.
- ...я не...
Лидделл замахнулась...
- Хорошо-хорошо! ...она у Дюкре...
...и ударила.
- ТВОЮ МАТЬ ЭТО ПРАВДА! - заорал он. - Ее держат в усадьбе Жана Дюкре! Черт!!!
- Хмм, - она задумчиво посмотрела на него. - Похоже, действительно правда. - Глянула на Стайлза: - Что скажешь?
________________________
Одежда|Амуниция: темно-коричневый костюм; на руках по скрытому отсоединяемому клинку, рапира у левого бедра, револьвер - у правого, пара дымовых шашек и метательный нож на поясе, еще по паре метательных ножей в голенищах сапог (в правом остался один).

+2

7

[NIC]Harleen Quinzel[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/oemO8.png[/AVA]

я начала играть в шахматы, когда мне было примерно столько же, сколько и ей. помню красивую деревянную доску на столике в кабинете отца. блестящие фигуры из слоновой кости. суровый король. надменная королева. благородный конь. величественный слон. и сама игра, в которой каждая фигура влияла на все сражение. игра простая. игра сложная. жесткая и изящная. война и танец. у нее были границы, и она была беспредельна. она была как сама жизнь. ©
..        ..        ..

http://i.imgur.com/PwyY16r.pngВода холодная, настолько, что обжигает разгоряченное лицо. Проникает в ноздри, раздражает слизистую распахнутых глаз. И может стоило бы их закрыть, но темнота так приятна. Старается расходовать как можно меньше воздуха, но он все равно предательски покидает тело, превращаясь в мелкие пузырьки, ласкающие щеки. Не хочет сопротивляться, не хочет показывать свою уязвимость. Держится до последнего, пока плечи сами не начинают дергаться и извиваться в попытке избавиться от резкой боли в грудине. Недостаток кислорода врезается тонкими иглами в легкие, пугает. Смерть, она ведь сама по себе не страшна. Это не наказание, это адский подарок, упакованный в атласные ленты. Забвение и успокоение, но она не может позволить себе принять этот дар, как бы не хотелось. У нее есть за что бороться, у нее есть то, ради чего стоит жить. И ради этого она сделает все, даже пожертвует своей жизнью. 
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngГрубые мясистые руки перестают жать на затылок, сжимают длинные волосы цвета темного миндаля в кулак и тянут, позволяя голове девушки откинуться назад, покинув границы бочки до краев наполненной ледяной водой. Грудная клетка содрогается громким кашлем, старается избавиться от частиц проникнувшей воды.
http://i.imgur.com/PwyY16r.png- Ну что, теперь ты будешь говорить? Где артефакт? - Глаза слезятся, но не от слез. Харлин не будет плакать, ей нужно выдержать все это как можно дольше, выиграть время, как бы трудно не пришлось. Сейчас она лучше откусит себе язык, чем выдаст им правду. Жадно хватает воздух, пока ее мучители ждут ответа. Им бы поторопиться, но они не знают, насколько дорогое сейчас время. Каждая секунда на вес золота, каждая минута сродни драгоценному камню размером с кулак. Идиоты.
http://i.imgur.com/PwyY16r.png- А кто сказал, что мне удалось его украсть? - Меняет тактику, изгибает губы в усталой улыбке. Смотрит в глаза мучителя с вызовом, за что и получает удар наотмашь. Щеку обжигает огнем, а связанная Харлин летит на каменный пол. Следующий удар еще сильнее, ногой в живот. Девушка сжимается комочком, старается защититься, но боль разливается по всему телу, затмевает рассудок. Хочется скулить, хочется забиться в дальний угол и раствориться среди прогнивших швов кирпичной кладки подвала.
http://i.imgur.com/PwyY16r.png-Чертова шлюха, прекрати с нами играть. Если ты думаешь, что хуже уже не будет, то ты ошибаешься! - Мужчина подходит ближе, присаживается на корточки и тянет свою руку к ее лицу. Его пальцы касаются мокрых прядок, застывших змеями на раскрасневшейся щеке. Нежно собирает их и заправляет за ухо, но в глазах этой нежности нет. Все на контрасте, такое пугает.
http://i.imgur.com/PwyY16r.png- Знаешь чего боятся шлюхи больше всего? - Девичий голос сиплый и тихий, говорить тяжело. Невидимый комок в горле мешает, приходится откашляться, - они боятся того, что им не заплатят. Ты лижешь ноги своему хозяину. Убиваешь людей, омываешь свои руки кровью невинных. Ты можешь сколько угодно обманывать себя, что тебе нравится твоя работа, но в конечном итоге ты та же шлюха с тем же единственным страхом! -
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngХарлин выплевывает это в лицо мучителю, за что получает еще один жестокий удар. Его пятерня снова в ее волосах, а не свежее дыхание обжигает женские ноздри. Между их лицами всего пара сантиметров. Он изучает ее тонкие черты лица, он разглядывает ее распухшие губы и подернутые дымкой глаза.
http://i.imgur.com/PwyY16r.png-Если ты хочешь вывести меня из себя, чтобы я быстро убил тебя и избавил от мучений, то можешь даже и не надеяться на это. Мы проверим твои слова, но... если артефакт все же у тебя, ты об этом сильно пожалеешь. Ты пройдешь у меня все круги ада, я отдам тебя на растерзания моим ребятам, грех пропадать такому красивому тельцу без дела. А когда они наиграются, я переломаю в твоем теле каждую косточку, вырву у тебя каждый ноготок и выбью все зубы. Ты будешь харкать кровью, слизывать грязь с моих ботинок и умолять о смерти... -  мужчина поглаживает ее щеку большим пальцем, пока его глаза соскальзывают с женского лица и падают в вырез декольте. Харлин ловит момент, пытается своим лбом сломать ему нос, но тот вовремя отскакивает назад и смеется, - вижу, что ты поняла. Умница. -
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngТяжелая дверь зарывается за их спинами с противным скрежетом, оставляя воровку одну. Девушка лежит на полу, прижимаясь горящей щекой к холодному камню. Ищет облегчения. Усталая, потерянная, высосанная. Ее безэмоциональные глаза смотрят на пламя факела, вставленного в металлический огонь, почти не моргают. Ему осталось не долго гореть, плохо сделан или же она потеряла счет времени? Нужно бы собрать все силы в кулак, нужно попытаться вырваться отсюда. Разум это понимает, но усталость и измученность окружили ее со всех флангов. Не может сопротивляться, запас сил исчерпан. Глаза сами закрываются, а сон затягивает ее в свое приятное забытье. У нее еще будет шанс.


внешний вид
волосы мокрые и разметались по всему лицу. щеки розовые от ударов, а губы припухли. раздавлена и очень устала. но у нее еще есть на что надеяться, есть запасной план, но для него еще рано.

все снаряжение отнято и хранится в соседней камере, но небольшое заточенное лезвие осталось при ней и припрятано в сапоге. еще есть пара тонких металлических палочек, спрятанных в швах ее костюма.

+3

8

[AVA]http://s7.uploads.ru/0kM2q.png[/AVA] Бесконечно в этом мире можно смотреть на три вещи: на то, как горит огонь, как течёт вода и как Алиса расправляется с тамплиерами. Не нужно быть тонким ценителем искусства, чтобы заметить, насколько филигранны и отточены до автоматизма движения, и как виртуозно прекрасная леди-ассассин давит психологически. Ну, если запугивание можно считать давлением. А как чудесно звучит её голос, когда она сыплет угрозами! Стайлз готов был признаться, что в такие моменты он откровенно любовался. В самом же деле, когда тебе угрожает женщина... ладно, возможно, Стайлз слишком зазнавался, потому что ему-то Алиса ещё ни разу не угрожала, не прижимала клинок к горлу и вообще не рукоприкладствовала. Но если серьёзно, зрелище того стоило.

Стайлз недовольно зажмурил один глаз, когда Алиса в очередной раз вонзила клинок несчастному тамплиеру под рёбра. Мучить людей он не особо любил, да и смотреть, как кого-то пытают — тоже. И как бы сильно он ни был заинтересован в информации, которую знал этот наёмник — вряд ли Стайлз стал бы так сильно над ним измываться.

Ты не умрешь, пока не скажешь все, что знаешь, — прошипела Алиса своим коронным эротично-угрожающим шёпотом, и Стайлз восхищенно сверкнул глазами, поудобнее привалившись боком к стене и с интересом разглядывая экзекуцию.

Девка... должна была украсть... - что он там бормочет? Стайлз огорчённо покривил губой, надеясь лишь, что Алисе слышно чуть лучше, о чём пытается рассказать бедняжка. Да, наверное, сложно говорить, когда у тебя сломано несколько костей, а в брюшину вогнан клинок. Стайлз нахмурился, прищурившись, и обратился в слух.

Где её держат?

О-о, Жан Дюкре — личность неоднозначная, крайне-крайне. Не то чтобы Стайлз часто интересовался бытностью всяких там Жанов Дюкре, но конкретно этот вызывал в нём толику восхищения. Стайлз с удовольствием наведается сегодня в гости к богатому предпринимателю!

Что скажешь? — спросила Алиса учтиво.

Стайлз поморщился снова, а затем криво ухмыльнулся, посоветовав:
Прекрати страдания бедняжки, — и оттолкнулся спиной от стены, разворачиваясь и с одного прыжка бодро взбираясь на крышу, чтобы просигнализировать рекрутам и отправить их присмотреть за небрежно оставленным в старом домишке Наполеоном.

Фамильный особняк Дюкре выглядел... впечатляюще. Стайлз покривил губой, оценивающе оглядывая высокие стены с минимумом выступов, примерно прикидывая, можно ли будет забраться повыше для того, чтобы осмотреться.

Миленько тут, — решил он и оглянулся на Алису, стоящую рядом, — Чего делаем? Не уверен, что нас пустят через парадный вход.

Логично было предположить, что «девку», которая знала нечто интересное про артефакт, держат где-нибудь внизу, как можно глубже. Возможно, особняк Дюкре и выглядел презентабельно и чисто, но Стайлз был точно уверен в том, что на десяток метров вниз уж точно был погреб, в котором можно держать пленных и безнаказанно их мучить. Возможно, кстати, в этом погребе был и винный...

Есть идея, — задумчиво произнёс Стайлз, оглядывая подъезды к зданию. — Смотри. — Он шагнул к Алисе и вскинул руку, указывая на неприметную мощёную дорожку. — Думаю, в таком шикарном доме должна быть конюшня. Зайдём с той стороны?

Пробираться в хорошо охраняемое здание, — сосёт. Пройти через конюшенный двор незамеченными не получилось: уже на втором повороте Стайлз прирезал одного из местных стражников. Причём совершенно случайно: он просто не ожидал, что этот чувак в сексуальном костюмчике вывернет из-за угла с ружьём наперевес. Стайлз вообще еле-еле сдержался, чтобы не взвизгнуть, между прочим! Вот что называется непрофессионализм.

Ну что? — спросил Стайлз, разводя руками с торчащими вверх клинками. — Я случайно!

Пнув корчащегося в предсмертных судорогах стражника в одно из пустых стойл, Стайлз закатил глаза и поспешил за успевшей уйти вперёд Алисой.

Нужно найти спуск в подпол. Я не уверен, что это будет... — Стайлз, торопившийся догнать Алису, чуть не налетел на неё со спины, — ...легко. О, ты нашла! — с безмятежной радостью констатировал он, глядя на решетчатую дверь, за которой виднелась лестница вниз. — Не очень-то презентабельно, — оценил Стайлз и ногой вышиб хлипкий замок. — Ну, дамы вперёд.

Следовать за Алисой было куда более выгодным решением: в отличие от Стайлза, она спокойно разбиралась с появлявшимися на пути препятствиями в виде вооружённых до зубов стражников, и всё, что оставалось Стайлзу — это аккуратно переступать через ковром лежащие тела.

Словив кинутые ему ключи, Стайлз повертел связку в руках, выбрав тот ключ, который ему понравился больше всего, и, насвистывая весёлую мелодию, пошёл к ближайшей камере, чтобы заглянуть в неё через маленькое оконце.

Внутри было темно и тихо, но это, на самом деле, мало что значило, поэтому Стайлз, притихнув, приник к двери и аккуратно отпер её, распахивая перед собой, хватая со стены второй факел и входя внутрь.

Свет от пламени осветил сырые стены, деревянную бочку с водой и... больше ничего, собственно. Стайлз недовольно нахмурился, собираясь повернуться, и вдруг лишь краем глаза заметил, что что-то большое и непонятное летит прямёхонько по направлению к его голове.

Стайлз неловко, но всё же увернулся, бросил тут же потухший факел на пол и перехватил в полутьме чужую руку, выбивая из неё предмет и сразу заворачивая за спину и сжимая практически до хруста.

Ну что за пиздец! — смачно и крайне недовольно заорал он, в темноте пытаясь понять, кому загнул салазки. Перехваченная рука мягко намекала на то, что её хозяйка принадлежит женскому полу. — Охуеть, а, ну что такое, ну я не могу, а! ЭЛИС!

Почувствовав нехилое сопротивление, Стайлз вздёрнул загнутую руку повыше к лопаткам и прижал незнакомку к стене.

снаряжение:
фантомный клинок на правой руке, скрытый клинок на левой, меч у левого бедра, три дымовые бомбы (две обычные и одна с растяжкой), револьвер на правом бедре, три метательных ножа на атрибутном поясе.
p.s.: взял такой и скинул на Алису описание последующих основных событий, бгыгы

+2

9

[AVA]http://s6.uploads.ru/mZDes.png[/AVA]Дважды ей говорить не нужно. Стоило Стайлзу уйти по стене наверх, револьвер скользнул в кобуру, а ему на смену в руку лег один из ножей. Лезвие легко вспороло горло "бедняжки", прекращая его страдания и обрывая жизнь. Больше он все равно ничего не знал. Элис легко выпрямилась, убрав скрытый клинок, и полезла за напарником. Им предстояло непростое проникновение.

...или несложное.
Через парадный вход им и не нужно. Ну, в смысле - можно, но не обязательно. К тому же, для начала неплохо бы проверить подземелья, ведь обычно темницы расположены там. Темно, сыро, крысы - идеальные условия для содержания пленников и всяких неверных. Так что идею попробовать пройти со стороны конюшен Элис поддержала, хмыкнув и скользнув в указанном направлении.
Лидделл даже не обратила внимания на первого стражника, оставив его на Стайлза, не сомневаясь, что он справится. Сама она быстро кралась вперед, заслышав голоса. Ну точно - за последним стойлом слева явно была, как минимум, пара человек. То, что нужно...
- ...а потом она...
- Тихо! Слышал?..
...услышавших "оправдания" Стайлза. Лидделл быстро скользнула в пустое стойло и, так же быстро вспрыгнув на перегородку, отделяющую ее от охранников, спрыгнула на ближайшего, вогнав ему в шею скрытый клинок. Второго девушка полоснула по горлу лезвием с другой руки, стоило ему открыть рот, чтобы поднять тревогу. Выдохнув, она повернулась к тому, ради чего эти двоя тут, судя по всему, были поставлены - решетчатая дверь, за которой начиналась лестница вниз. Как раз подоспел Стайлз, тут же радостно констатировав, что Элис "нашла". И так же легко и непринужденно сшиб замок с решетки. С легкой ноги, что называется.
- Ну, дамы вперёд.
- Кто же еще, - улыбнувшись уголками губ и поправив капюшон, ассасинка юркнула на лестницу.
Французские подвалы темны и полны ужасов. И вина. И охраны. Как и парой минут ранее, первого, что вывернул (возможно, на шум сбиваемого замка) из-за первого и пока единственного ответвления слабо освещенного факелами коридора, она оставила на напарника. А себе взяла двоих за шедшим через десяток метров поворотом. Стоявших напротив одной из нескольких металлических дверей.
Вероятно, "аппартаменты" нашей горе-воровки, - метательный нож скользнул в ладонь. Она мельком глянула через плечо, отмечая, что Стайлз разобрался со своим оппонентом, и рванула из-за угла вслед за выпущенным секундой ранее ножом. Тот вошел стоявшему ближе в шею, толкнув его на второго, а там уже их обоих настигли и скрытые клинки Элис. Ее пальцы быстро нашарили у одного из остывающих трупов звякнувшую связку ключей, которую девушка тут же бросила подошедшему Стайлзу. Сама она, пока парень разбирался с запертой дверью, решила проверить остальные и подхватила факел со стены.
Соседняя с, как надеялась Лидделл, нужной им камерой оказалась не заперта. Внутри она не обнаружила... А нет - у дальней стены были накиданы какие-то вещи. Подойдя и присев на корточки, Элис внимательно осмотрела находки. Что у нас здесь... Меч, нож, отмычки, еще нож, еще один, пояс с...
На этом моменте громкая ругань Стайлза из соседней камеры заставила ее оторваться от изучения явно чьей-то амуниции и поспешить туда.
________________________
Одежда|Амуниция: темно-коричневый костюм; на руках по скрытому отсоединяемому клинку, рапира у левого бедра, револьвер - у правого, пара дымовых шашек и метательный нож на поясе, еще по паре метательных ножей в голенищах сапог (в правом остался один).

+2

10

[NIC]Harleen Quinzel[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/oemO8.png[/AVA]

http://i.imgur.com/PwyY16r.pngТонкие бледные ступни, с красными пятнами натертости от узких сапог, аккуратно шагают по мокрым поблескивающим камням. С обеих сторон шумит и пенится бескрайний океан, вставшими на дыбы породистыми скакунами, высоченные волны поднимаются ввысь, встретив сопротивление невидимых стен. Девушка идет по узкой дороге дна, обнимает себя, впитывая грудью тяжелый воздух. Он проникает в тело через ноздри, показывается по горлу привкусом соли и оседает глубоко в легких. Убаюкивающий ветер шелестит в длинных волосах цвета пустынной земли, развивает длинное платье с неаккуратными пятнами-мазками. Она идет быстро, но то и дело нервно оглядывается. Ее сердце каждый раз замирает при мысли о преследовании. Но она продолжает идти вперед, разрезая мягкую кожу о камни. 
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngА впереди, где стены из волн становятся все выше, ее ждет невысокий шаткий дом. Знакомый до боли, любимый до широкой улыбки. А на крыльце сидит и играет девочка, напевая себе под нос негромкую детскую считалочку. Героиня не слышит тихого шелеста пухлых розовых губ, но читает по губам, неосознанно вторит заученным словам.
http://i.imgur.com/PwyY16r.png"Отдай нам ее.... Отдай..." Девушка резко оборачивается, видя как океан за ее спиной начинает сходиться, превращаясь в подобие рук, которые так и тянутся к ее фигуре. Нет, не к ней, к девочке на крыльце. 
http://i.imgur.com/PwyY16r.png"Беги! Людвин!..." - Она кричит так отчаянно, так болезненно, но из горла не исходит ни единого звука. Боль пронизывает ноги, когда девушка бросается в сторону дома. Мысленно она молится всем богам, желает лишь одного - успеть, защитить невинное дитя. 
http://i.imgur.com/PwyY16r.png Поскальзывается, летит ниц, не успевая подставить руки, от чего ударяется виском. Все тело содрогается, но не время себя жалеть. Поднимается на ноги, мир сопротивляется, размывается, вертится ураганом и пытается затянуть глубже. Она попала в свой собственный шторм. К горлу подступает тошнота, но девушка продолжает двигаться вперед. Не может больше бежать, ее шатает из стороны в сторону. А руки все ближе, она чувствует их своими выпирающими лопатками. Еще немного. Последний рывок. Преодолевает ступеньки, обнимает дитя исцарапанными руками и шепчет: "я тут, я смогу тебя защитить", и слышит тихий ответ срывающийся с детских губ, вот только голос этот далеко не ребенка: "но для этого ты должна выжить!".
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngХарли резко открывает глаза и глубоко вдыхает подвальный затхлый воздух с примесями крысиного помета и прогнившей соломы. Нагнавшая волна во сне выбила из ее легких весь воздух, нужно было отдышаться, не обращая внимания на тонкие нити боли, пронизывающие все женское тело. Головная боль из сна плавно просыпалась в реальности, напоминая о грубом обращении со стороны надзирателей. Руки, связанные за спиной, онемели. Сжать в кулаки и расслабить, пошевелить каждым пальцем и заставить кровь обратно прилить в конечности. Что же. Так уже лучше. 
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngХарлин оглядывает комнату, пытается определить время ее блуждания по царству Морфея. Подсказкой становится факел, который издавал последние признаки догорание. "Два или три часа," - выносит вердикт логика. Совсем немного, но достаточно для ослабления неприятного чувства в желудке, -"нужно выбираться." 
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngВоровка поворачивается на бок и сворачивается в позу эмбриона. Порхает пальцами по ботинкам, чтобы найти скрытый карманчик вдоль ноги и вытащить сложное тонкое лезвие. Еще немного усилий и концы веревки полетели на влажный бетон. "Отлично!" - девушка садится и блаженно растирает натертые кисти об грубое волокно. Срезав веревки и с ног, Харлин прячет нож за поясом и склоняется над бочкой воды. Умывается, полощет пересохшие гордо и по зрительно сплевывает на пол. Ей нужно было придумать, что делать дальше, и в ее голове уже были зачатки плана, когда мысленный процесс прервали странные звуки из коридора, что-то отдаленно смахивающее на борьбу с вкраплениями свиста. "Черт!" - воровка хватает потухший факел и прячется за местом, где предположительно будет открытая дверь. Мрак помещения приятно поджигает ее нервные окончания. Темнота - это ее территория и ей нет равных в ней. Жаль только мест для маневра слишком мало, да и единственный выход по совместительству и единственный вход,- "помни ради чего все это!
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngПрикрывает глаза, представляет, как ее тело разлетается на мелкие частички и становится темнотой. Растворяется. 
http://i.imgur.com/PwyY16r.pngДверь распахивается и в помещение падает клин света. Он становится все шире, пока не освещает подвальное помещение. Харли сильнее сжимает в свое оружие в руках и обрушивает его на не званного гостя. А он то не прост, уворачивается, выбивая факел из рук и закручивает женскую кисть. Воровка делает попытки к сопротивлению, хоть и заочно знает о своем проигрышам. От Ассасина ей не сбежать, по крайней мере в таких не равных условиях, где все ее преимущества бесполезны.
http://i.imgur.com/PwyY16r.png - Эй, Ассасин, аккуратнее. Не вежливо обращаться так с дамой! - Стонет Харлин, невольно поднимаясь на носочки, чтобы уменьшить боль в заломленной руке. Конечно она узнала их по форме одежды, и конечно же она знала, кто они такие. Гильдия воров не раз пересекалась с этими мнимыми борцами за добро и справедливость. Но все это наигранный фарс, мишура брошенная в лицо. Общество не может быть добрым, а компания из трех людей - это уже общество. Людям хочется власти, без исключений. Просто эта самая власть у всех разная.


внешний вид
волосы мокрые и разметались по всему лицу. щеки розовые от ударов, а губы припухли.  после недолгого сна, стало легче. воровка чувствует себя бодрее и более уверена в своих действиях.

все снаряжение отнято и хранится в соседней камере, но небольшое заточенное лезвие осталось при ней и теперь спрятано за поясом. еще есть пара тонких металлических палочек, притаившихся в швах ее костюма.

+2


Вы здесь » CROSSTWINE: Extension » - обратная сторона луны » Идеального преступления не бывает, должны быть улики


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC